Егоров Юрий Алексеевич

1940-1980

Ю.А.Егоров

Ю.А.Егоров

Лётчик-испытатель 1-го класса, капитан.
Родился 22 октября 1940 года в Москве. Работал слесарем-инструментальщиком на заводе. В 1960-1962 учился в Московском авиационном институте.
В армии с ноября 1962. В 1965 окончил Армавирское ВВАУЛ. В 1965-1969 – лётчик-инструктор Армавирского ВВАУЛ, в 1969-1972 – лётчик-инструктор Ставропольского ВВАУЛШ. С июня 1972 – в запасе.
В 1973 окончил Школу лётчиков-испытателей.
С апреля 1973 – на лётно-испытательной работе в ОКБ П.О.Сухого. Поднял в небо и провёл испытания первого серийного Су-25 (Т8-3; 18.06.1979), Су-17М4 (19.06.1980). Принимал участие в испытаниях Су-15УМ, Су-17, Су-24, Су-25 и других самолётов.
Погиб 23 июня 1980 года при выполнении испытательного полёта на самолёте Су-25 (Т-8-5).
Выполнялся полет на предельных режимах. Полетное задание включало в себя выполнение трех виражей на высоте 1000 м при скорости 900 км/ч (М=0,78) с перегрузкой 5 единиц. Расшифровки записей «черного ящика» показали, что первый вираж он совершил с перегрузкой 7,0, второй — с 7,2, третий — с 7,5. На этом режиме у Су-25 сломалось крыло. Самолет перешел в беспорядочное вращение с большой угловой скоростью, и у летчика не осталось никаких шансов покинуть машину.
По словам летчика-испытателя Н.Ф.Садовникова «у него барахлил прибор, и он вместо перегрузки 6,5 по заданию вышел на 7,25». Для главного конструктора ОКБ Сухого О.С.Самойловича: «история эта до сих пор остается загадочной. Я и сегодня не могу с уверенностью сказать, что явилось причиной катастрофы. На месте катастрофы был найден сервокомпенсатор руля высоты, на котором регулировочная пластина выступала примерно на 2 мм над обводом. Этого было достаточно для того, чтобы самолет перестал быть управляемым. Поэтому Государственная комиссия, председателем которой являлся заместитель начальника ЛИИ генерал-майор Андрей Арсеньевич Манучаров, сделала вывод, что причиной летного происшествия является производственный дефект. Представители Тбилисского завода, естественно, возмутились. Секретарь ЦК компартии Грузии Э.Шеварднадзе выразил протест против такого вывода Госкомиссии. Он мотивировал тем, что самолет Т8-5 до этого никаких замечаний со стороны летчиков не имел. Кроме того, выход регулировочной пластины мог быть последствием удара машины о землю. А самое главное — выводы комиссии дискредитируют славный рабочий класс Грузии. Из ЦК нам последовало указание немедленно снять эту версию с обсуждения.
Тогда их осталось две: отказ указателя угла атаки и перегрузки и недостаточная прочность крыла. Ошибка летчика полностью исключалась. Решили все списать на недостаточную прочность крыла, тем более, что это было первое крыло с нижними клепаными панелями, испытания которого на статическую прочность в полной мере еще не проводились.»
В ходе расследования было выяснено, что рассчитанная прочность машины не соответствует действительной.
Жил в Москве. Похоронен в Москве, на Кунцевском кладбище.
Награждён медалями.

Источники информации:

  • Рядом с Сухим. Воспоминания авиаконструктора / Самойлович О.С., Москва: «От винта!», 1999 /
  • «Летчики-испытатели» / Г.А.Амирьянц, Москва, «Машиностроение», 1997 /
  • «Су-25» / И. Бедретдинов, Фирма «Р-Мажор», В & Co PUBLISHIHG GROUP, издательство «Куликово поле», 1994 /
  • Биография, составленная А.А.Симоновым

Помогали:

  • С.С.Еремин

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.