Снегирёв Михаил Артемьевич

1891-1933

М.А.Снегирёв

М.А.Снегирёв

Летчик-испытатель.
Родился 26 января (7 февраля) 1891 года в г.Ярославле в семье потомственных текстильщиков. После трех классов приходской школы, в 1903 стал рабочим при текстильной фабрике.
В армии с 1912. Был солдатом в Гатчинской авиашколе. В апреле 1914 окончил моторно-авиационный класс Гатчинской авиашколы. Стал мотористом самолёта.
Участник первой мировой войны: в августе 1914-1915 – старший механик авиаотряда, прапорщик, полный Георгиевский кавалер. Во Втором истребительном авиаотряде летал вместе с французским добровольцем, прапорщиком Пуаре, а затем с известным летчиком А.М.Габер-Влынским.
В 1916 окончил Московскую авиашколу как лётчик-истребитель.
С апреля 1916 вновь на фронте в должности лётчика 2-го истребительного авиаотряда. Здесь старший унтер-офицер Снегирев сблизился с летчиком штабс-капитаном К.А.Калининым, будущим авиаконструктором.
В Красной армии с мая 1918, готовил летные кадры в Московской авиашколе. Командир Иркутской авиагруппы, в сентябре 1918 перелетел в Сибирскую армию, служил у Колчака. После разгрома армии Колчака опять перешел на сторону красных.
Участник гражданской войны: в должности лётчика истребительного авиаотряда (эскадрильи Ширинкина) в мае 1920 сражался против поляков, в августе 1920 – против Врангеля.
С апреля 1921 – командир 4-го истребительного авиаотряда. С 1923 – командир отряда тренировочной авиаэскадрильи (на центральном аэродроме). В апреле-августе 1924 – лётчик-инструктор Серпуховской высшей школы воздушного боя, в 1924-1925 – лётчик-инструктор Московской высшей авиационной школы.
С сентября 1925 по май 1927 – на лётно-испытательной работе НИИ ВВС (до 1926 – НОА).
4-12 июня 1926 участвовал в круговом перелете на Р-1 по маршруту Москва-Харьков-Севастополь-Ростов-на-Дону-Борисоглебск-Липецк-Гомель-Смоленск-Киев-Витебск-Ленинград-Москва. За 56 часов летного времени М.А.Снегирев пролетел 6500 км. Председатель ВЦИК М.И.Калинин вручил летчику Почетную грамоту и золотые часы.
С 1927 – в запасе. Окончил рабфак. В 1927-1929 – лётчик «Укрвоздухпути». Параллельно с работой в ГВФ испытывал самолёты ОКБ К.А.Калинина. С декабря 1929 – начальник ЛИС Харьковского авиазавода. На заводе Снегирев испытал 36 моделей машин (всего ему довелось летать на пятидесяти типах самолетов, начиная с «Фарман-4» и кончая К-7). Поднял в небо и провёл испытания К-2 (12.05.1927), К-3 (30.10.1927), К-4 (06.1928), К-5 (18.10.1929), К-6 (9.08.1930), К-7 (19.08.1933).
22-24 августа 1928 М.А.Снегирев выполнил перелет Харьков-Баку-Тифлис-Харьков на пассажирском самолете К-4 «Червона Украина» конструкции К.А.Калинина. С 22 по 27 августа 1929 М.А.Снегирев, штурман И.Т.Спирин и механик С.В.Кеглевич на К-4 «Червона Украина» выполнили перелет Харьков-Иркутск. С полной нагрузкой в 1500 кг прошли 10400 км за 73 час. Обратный путь из Иркутска в Москву с 29 августа по 1 октября 1929 был пройден за 39 час. 11 мин.
25 мая 1930 после завершения заводских испытаний начался перелет К-5 второго с двигателем Хорнет, который назвали «Сталин» по маршруту Харьков-Киев-Винница-Зиновьевское-Кривой Рог-Днепропетровск-Сталино-Луганск-Краматорск-Харьков. Пилот М.А.Снегирев, механик С.В.Кегелевич. К.А.Калинин летел в качестве пассажира.
Проектирование тяжелого бомбардировщика К-7 К.А.Калинина было начато в 1930 г., 29 июня 1933 года самолет был выведен на аэродром, где продолжалась его доводка. При запуске двигателей обнаружились вибрации различных крупных и мелких частей в самолете, в том числе хвостовых балок. Ряд мест пришлось усиливать.
Летчиком-испытателем К-7 назначили М.А.Снегирева, дублером — А.Н.Грацианского.
9 августа была первая рулежка, 11 (19) августа — первый подлет по прямой, 21-го — первый полет по кругу. Затем на протяжении 2 месяцев было выполнено еще 7 полетов, прошедших в общем благополучно, но выявивших ряд производственных дефектов. Доводка самолета заняла около двух месяцев, но самолет успел пройти почти все заводские испытания.
Продолжавшиеся испытания показали неплохие летные качества самолета. Завершающий испытательный полет назначили на 20 ноября, после чего К-7 должен был улететь в Москву. Необходимо было определить максимальную скорость машины у земли, на мерной базе. Этот десятый по счету полет прошел успешно, однако из-за ошибки экспериментаторов на земле замеры не получились.
Погиб 21 ноября 1933 г. в испытательном полете на самолете К-7.
Для повторного определения скорости на мерной базе отправились заместители К.А.Калинина — А.Т.Руденко и А.С.Балинский. Полет был назначен на субботу — 21 ноября. Калинин с О.Вишней поехал на охоту. Якобы Калинин запретил полеты, но без него приехал представитель Главка и потребовал повторного полета на мерный километр, так как по скорости и скороподъемности не дотягивали.
До этого К-7 уже успел налетать свыше 5 часов в воздухе. Задание предусматривало после взлета и набора высоты 1000 метров полет к мерному километру, над которым надо было снизиться, до высоты 100 метров и трижды пройти расчетную базу с максимальной скоростью.
В 14:35 К-7 с 20 членами испытательной бригады на борту вылетел на мерный километр. С воздуха все снимал К-5 и был еще один К-5, пилотируемый В.О.Борисовым с А.Я.Щербаковым (также зам. Калинина) на борту. На третьем проходе, когда дали по газам, на высоте 100 м самолет клюнул носом и под углом 30-40° на максимальной скорости врезался в землю. При ударе самолет подпрыгнул и проскочив 50 м загорелся. По воспоминаниям Д.А. Чебышева — одного из инженеров, участвовавшего в испытаниях: «В назначенное время К-7 пролетел над нами, летчик определил, что мы готовы к измерениям, и повел самолет в зону, где набрал скорость и опять пошел к нам. Не долетев до нас 3-4 км, вдруг неожиданно машина резко пошла к земле под углом 30-40° с максимальной скоростью. Удар о землю снес шасси. Самолет подпрыгнул и с работающими двигателями врезался в землю. Начался пожар».
А вот что вспоминал один из пяти оставшихся в живых после катастрофы самолета членов экипажа, П.И. Семеренько: «При заходе за мерный километр Снегирев дал полный газ. Возникла вибрация хвостовых ферм. Ударов я насчитал 15-20. И вдруг к звуку гудения моторов присоединился звук разрыва нижнего лонжерона левой хвостовой балки. Разошедшиеся концы лонжерона защемили управление рулем высоты, и К-7 из снижения уже выйти не мог. В памяти отмечаю вибрацию, на глаз замеряю угол пикирования, повторяю вслух градусы. У земли машина дает левый крен. Жду конца. Рули высоты по-прежнему неподвижны. Удар…»
Вместе с М.А.Снегиревым погибли 13 (14) человек — экипаж и пассажиры:

  1. А.В.Барышников — бортмеханик
  2. П.Д.Кононенко — бортмеханик
  3. Липпа — представитель ГУ ГВФ
  4. А.Г.Жиронкин — начальник монтажного цеха
  5. Л.М.Шкловский — прораб монтажного цеха
  6. Л.Ф.Бабчинский — начальник ОТК
  7. П.Н.Власов — главный механик ОТК
  8. Г.М.Зарецкий — начальник группы проектного отдела
  9. П.К.Сахно — техник по холодной обработке
  10. В.С.Лиманский — техник-планировщик
  11. А.А.Плетинский — нормировщик дюралевого цеха
  12. П.И.Зайцев — техник деревообделочного цеха
  13. Ф.И.Пилаш — слесарь

Пять человек остались живы. Калинин из-за болезни сердца на два месяца вышел из строя.
Непосредственной причиной этой тяжелой катастрофы явилось разрушение нижнего пояса одной из хвостовых балок. Двухбалочная схема самолета с трехгранными балками не обеспечивала жесткость установки хвостового оперения.
Для расследования причин аварии было организовано несколько компетентных комиссий, в которых участвовали самые видные авиационные специалисты страны. Выводы предполагали, что источником вибрации являлись серворули при некоторых режимах работы седьмого двигателя (он был расположен на задней кромке крыла). Но эту причину документально подтвердить не удалось. И только несколько лет спустя М.В.Келдыш нашел выход в борьбе с флаттером — необходима весовая балансировка рулей.
В 1933 году по указанию начальника ГУАП П.И.Баранова были заложены 2 дублера К-7, но в 1934 Калинин был переведен в Воронеж, и самолеты были прекращены постройкой в 1935 году, причем один из них в стадии готовности на 60%. Хвостовые балки на дублерах были уже четырехгранными.
Снегирев похоронен на кладбище № 2, расположенном на Пушкинской улице в г.Харькове. На территории авиазавода был установлен памятник погибшим. Именем Снегирева была названа улица в Харькове (в 60-х гг. переименована в ул.Ощепкова).

Источники информации:

  • К-7 / В.Савин, «Моделист-конструктор» №11/1989 /
  • Планета «Константин» / В.Савин, Харьков, 1994 /
  • Он учил самолеты летать / Б.Румянцев, Газета «Неделя» май 1981 г. /
  • «История конструкций самолетов в СССР до 1938 года» / В.Б.Шавров. Москва,
  • «Машиностроение», 1986 /
  • Хронология. 1920-1933 гг. / ВВС России /
  • «Трагедия в харьковском небе» / Н.Шубенко, «Событие» №9, 28.02-6.03.2002 /
  • Биография, составленная А.А.Симоновым

Помогали:

  • С.С.Еремин
  • А.А.Симонов
  • В.П.Тарасенко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *