Алашеев Юрий Тимофеевич

1923-1959

Ю.Т.Алашеев

Ю.Т.Алашеев

Герой Советского Союза (5.05.1960; посмертно), лётчик-испытатель 1-го класса (1954), подполковник.
Родился 17 октября 1923 года в городе Инза Ульяновской области. В 1941 работал литературным сотрудником редакции газеты.
В армии с 1941. В 1941 окончил 2-ю ВАШПОЛ (г.Ардатов). В 1944 окончил Вязниковское ВАУЛ. В 1944-1946 — лётчик 1-го запасного авиационного полка (г.Арзамас).
В октябре-декабре 1944 проходил боевую стажировку в 111-м гвардейском истребительном авиационном полку (4-й Украинский фронт); совершил 12 боевых вылетов.
В 1946-1948 — лётчик-инструктор Борисоглебского ВАУЛ. С 1948 — в запасе.
В 1950 окончил Школу лётчиков-испытателей.
С мая 1950 по февраль 1954 — на лётно-испытательной работе в ЛИИ. Участвовал в испытаниях СМ-2 (1953) и других истребителей по тематике института.
С 1954 — лётчик-испытатель ОКБ А.Н.Туполева. Выполнил первый полет и провёл испытания Ту-104 (1955), Ту-105 (1956), Ту-16К(1957), Ту-22 (1959); принимал участие в испытаниях Ту-114. Установил 11 мировых авиационных рекордов: в 1957 — 6 рекордов: скорости, дальности и грузоподъёмности на Ту-104А, в 1959 — 5 рекордов грузоподъёмности на Ту-104Б.
Погиб 21 декабря 1959 года при выполнении испытательного полёта на опытном Ту-22 (самолёт «105»).
21 декабря, в седьмом испытательном полете, основной целью которого была проверка поведения самолета на на сверхзвуковых скоростях, соответствующих М=1,1 … 1,15, самолет «105А» потерпел катастрофу.
Ход полета и развитие катастрофической ситуации на борту можно проследить по воспоминаниям единственного спасшегося члена экипажа К.А.Щербакова.
Экипаж в составе Ю.Т.Алашеева, И.В.Гавриленко и К.А.Щербакова на самолете «105А» взлетел в 11 ч 38 мин с аэродрома ЛИИ (г. Жуковский) в сторону Пензы с заданием включить форсаж двигателей на высоте 7000 м и выйти на высоту 10000 м. Далее необходимо было выполнить площадки при значениях приборной скорости в диапазоне 650 … 900 км/ч, с дачей руля направления и перекладкой горизонтального оперения на площадках на высотах 10000, 8000, 6000, 4000 и 2000 м, при перегрузках в пределах 0,5… 1,5.
На высоте 7000 м им навстречу пролетел опытный Ту-107, проходивший испытания. «107-я» экипаж «105-ой», — поприветствовал его, покачав крылом, командир экипажа. В 11 ч 50 мин экипаж перешел на связь с командным пунктом авиации МВО. Выйдя в зону выполнения задания, на 7000 м включили форсаж и поднялись на 10000 м, где выполнили первую пробную площадку, затем — спуск на 7000 м, так как при наборе вышли за М=1, и повторный выход на 10000 м с форсажем, затем повторная площадка на истинной скорости 950 км/ч с фотографированием с помощью кабинной фотоустановки индикаторов штатных приборов и экспериментального оборудования.
Вдруг раздался какой-то хлопок, самолет весь задрожал с частотой 4 … 5 колебаний в секунду и начал заваливаться на нос с одновременным креном вправо. «Юра, что это? Помпаж?», — трижды спросил штурман И.В.Гавриленко. Алашеев молчал. «Юра, крен, Юра, крен!» — повторил Гавриленко. Самолет шел к земле, медленно поворачиваясь вокруг продольной оси и набирая скорость на пикировании. «Приготовиться к катапультированию!» — приказал Алашеев. Щербаков сбросил аварийный люк и начал ждать приказа на покидание самолета. Через минуту, когда он увидел, что из-под него уходит пол, а самолет идет почти вертикально, Щербаков катапультировался (затем было установлено, что он покинул самолет на скорости 1380 км/ч). Воздушным потоком сильно пригнуло голову, сорвало защитное стекло со шлема. Кресло падало спинкой вниз. Сработал автомат отделения кресла, привязные ремни расстегнулись, а кресло не отделилось. Щербаков пытался оттолкнуть его ногой, сиденье как приклеилось, а высоты до земли оставалось все меньше и меньше. Он со всей силы толкнул сиденье плечом и оно мгновенно отделилось и ушло. Дернул за вытяжное кольцо парашюта — купол парашюта наполнился. Приземлился на дерево, сильно ударившись о него. С помощью местного жителя, молодого деревенского парня, снял с дерева парашют.
Щербаков спросил у парня: «Не видели ли еще кого?» Тот ответил: «Нет. Был сильный взрыв».
Щербаков, когда опускался, взрыва не слышал, но видел, как в воздухе летят, поблескивая, какие-то лепестки (это были вдребезги разбитые части самолета «105А»), а из леса поднимается сизый дым. При катапультировании на сверхзвуковой скорости, величина которой значительно превышала допустимую скорость покидания самолета, Щербакова спасло то, что его кресло выходило из самолета вниз спиной, что защищало Щербакова от скоростного потока, кроме того, самолет уже шел к земле под большим углом, почти вертикально. Штурман Гавриленко покидал машину первым, лицом по потоку, практически не защищенный от скоростного потока, и был им просто разорван. Алашеев остался на борту и до конца пытался спасти опытный самолет, не покинув его до трагической развязки.
Катастрофа произошла в лесном массиве в стороне от участка дороги Рязань — Сасово, поэтому аварийная команда из ЖЛИ и ДБ, вылетевшая из Жуковского, добралась до места падения самолета только на вторые сутки. На месте катастрофы они увидели воронку от взрыва глубиной 7 … 8 м и диаметром 25… 26 м. Две недели специалисты изучали все внешние признаки катастрофы, тщательно собирали элементы конструкции самолета. Сложность сбора информации о катастрофе усугублялась морозами, перемежавшимися оттепелью и сильными снегопадами: свежий снег беспощадно скрыл от аварийной команды многие детали конструкции самолета. Кроме того, местные жители, действуя по принципу «вещь железная, в хозяйстве пригодится», в первые сутки после катастрофы подобрали большое количество деталей, и их пришлось выкупать за небольшие деньги. В ходе поисков нашли и куски парашюта Ю.Т.Алашеева.
В официальном заключении по катастрофе ее причиной было названо разрушение горизонтального оперения в результате повышенных вибраций (флаттер). Однако ОКБ А.Н.Туполева и ЦАГИ после катастрофы решили провести ревизию прочности конструкции самолета «105А». Она была значительно усилена, проведены доработки с целью исключения появления повышенных вибраций на расчетных режимах полета и т.д.
Алашеев жил в городе Жуковский Московской области. Похоронен в Жуковском, на Быковском кладбище.
Награждён 2 орденами Ленина, медалями.
Его именем названа улица в городе Инза.

Источники информации:

  • Испытатели ЛИИ / В.П. Васин, А.А. Симонов, Жуковский. «Авиационный печатный двор», 2001 /
  • Молнии в стратосфере. / В.Ригмант. Вестник Авиации и Космонавтики № 2 2000 /

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *