Станкевич Юрий Константинович

1906-1942

Ю.К.Станкевич

Ю.К.Станкевич

Летчик-испытатель 2-го класса (1940).
Родился 16 августа 1906 года в Москве. Работал инструктором-конькобежцем.
С 1927 — студент МАИ. В 1931 проходил дипломную практику на авиазаводе № 45 (г. Севастополь). В 1932 окончил Московский авиационный институт. С 1932 работал инженером в ЦАГИ. В 1935 окончил летную школу при ЦАГИ, в 1936 — экстерном Качинскую ВАШЛ.
В 1935-1941 — летчик-испытатель ЦАГИ. Выполнил первый полет и провел испытания ОКО-6 (1939-1940), ряд других испытательных работ.
С апреля 1941 — на испытательной работе в ЛИИ.
Выполнил первый полет (май 1941) и провел испытания Та-3. Участвовал в проведении ряда испытательных работ на самолетах-истребителях и тяжелых самолетах по тематике института.
Автор ряда научных работ.
Погиб 14 февраля 1942 года при выполнении испытательного полета на двухместном ЛаГГ-3.
Вот как об этом пишет Марк Галлай: «В Горьком, где находилось тогда конструкторское бюро С.А. Лавочкина, Юра получил задание (летчиков ЛИИ часто привлекали на «фирмы» для выполнения каких-либо разовых работ) перегнать в Москву двухместный вариант истребителя ЛаГГ-3, специально изготовленный для обучения и тренировки молодых летчиков перед выпуском их на основной одноместной машине этого типа.
Увидев, что Станкевич собирается в Москву, его друг — молодой, хотя уже достаточно известный сотрудник ЦАГИ М.В.Келдыш попросил:
— Юра! Мне тоже надо на несколько дней в Москву. Поезда ходят ненадежно. Возьми меня с собой.
Порядки тогда были простые — особых санкций на то, чтобы взять с собой пассажира, не требовалось. И Станкевич легко согласился.
— Только знаешь, — сказал он, — сначала я сделаю коротенький контрольный полет над аэродромом с механиком. Попробую машину. Сяду, дозаправлюсь — и полетим.
На первом же энергичном вираже самолет сорвался в штопор. Летчик вывел его в пикирование, но на выходе из пикирования машина снова сорвалась — и так три раза. Причина такого поведения самолета была ясна: с одного из его крыльев сорвало предкрылок (отклоняющийся носок) и крыло, превратившись в подобие ножа, свои несущие свойства утратило. А вот отчего сорвался предкрылок, выяснилось позднее: он не прошел положенной термической обработки, хотя клеймо о том, что эта технологическая операция выполнена, на нем стояло. Чье-то разгильдяйство, безответственность, путаница — авиация таких вещей не прощает. Кадровых рабочих не хватало, на производство пришли вчерашние домохозяйки и подростки — с них и спрос невелик.
В упавшей машине нашли Станкевича, который успел открыть закрывающий его кабину прозрачный колпак, отстегнуть привязные ремни — словом, был полностью готов к тому, чтобы выброситься с парашютом. Но не прыгнул, потому что командир покидает гибнущий корабль последним. А механик, не привычный к полетам, видимо, остолбенел, во всяком случае он замер в своей кабине, не предприняв никаких действий для прыжка.
Келдыш — будущий президент Академии наук — остался жив случайно. Много лет спустя, на космодроме, куда он — «Главный теоретик космонавтики», как его конспиративно именовали в прессе, — приезжал на все первые космические пуски, мы с ним однажды в разговоре вернулись к той трагедии. Юру Станкевича мы оба любили и забыть не могли.
А у меня запечатлелись в памяти морозный декабрьский день, улица в Казани и Юра Станкевич, взволнованно смотревший на меня, улетающего на фронт, как на потенциального смертника, уверенный, что его ждут дела более спокойные. Кто знает свою судьбу?
Кстати, в дальнейшем статистика выдала данные, показавшиеся на первый взгляд неожиданными: оказалось, что потери летного состава в боях и на испытаниях авиационной техники почти не отличаются друг от друга.
Жил в Москве. Похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище.

Источники информации:

Помогали:

  • С.С.Еремин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *