А.С.Комаров
(1944 - 1981)

А.С.Комаров     Комаров Александр Сергеевич - Лётчик-испытатель 1-го класса (1980), старший лейтенант (196..).
    Родился 12 ноября 1944 года в городе Киселёвск ныне Кемеровской области. Детство провёл в селе Тогул Алтайского края, в 1960-1961 – в посёлке Глубокое Восточно-Казахстанской области (Казахстан), с 1961 – в селе Волобуевка Тимского района Курской области. В 1961-1963 работал шофёром в совхозе, в феврале-июле 1963 – кочегаром в Ейском ВВАУЛ.
    В армии с августа 1963. В 1967 окончил Ейское ВВАУЛ. Служил в строевых частях ВВС (истребительная авиация). С июня 1970 – в запасе.
    В 1971 окончил Школу лётчиков-испытателей.
    С октября 1971 – на лётно-испытательной работе в ОКБ П.О.Сухого. Принимал участие в испытаниях Су-17, Су-24, Су-25, Су-27 и их модификаций.
    12.06.1972 при катапультировании из аварийного Су-15 получил переломы обеих ног и левой руки, вернулся на лётно-испытательную работу через 2 года.
    Погиб 23 декабря 1981 года при выполнении испытательного полёта на самолёте Т-10-12 (Су-27/2).
    Это был второй летный экземпляр серийного Су-27 ( заводское обозначение - Т10С-2 или Т10-12, бортовой №04-05). Катастрофа произошла в 70 километрах восточнее аэродрома ЛИИ в Жуковском в местечке под названием Белый Омут. Обстоятельства его гибели до сих пор не ясны. Вот как об этом рассказывает Н.Ф.Садовников:
    "Саша должен был разгонятся на Су-27 до числа М, равного 2-2.3. Я должен был его сопровождать на Су-7. Я на такой скорости лететь не мог, и мы договорились о встрече в конце зоны. Мы шли навстречу друг другу с боковым уклонением примерно в восемь километров. Он разворачивался с торможением после достижения М=2.3, и я, подстроившись рядом, мог наблюдать его в тот момент. Когда все это произошло, и мы сблизились, я увидел, что с его самолета откуда-то сошли мощные вихри, и самолет вдруг стал вращаться. Я немедленно спросил: "Что у тебя?" Саша молчал, его самолет шел вниз, и мимо меня неслось что-то черное. Мы его искали три дня - в самолете его не оказалось. Нашли его сидящим в черном катапультном кресле в двух километрах от обломков самолета. У него была сильная травма головы. На защитном шлеме сильная вмятина со следами красной краски. Такой краской были покрашены центровочные грузы, размещенные в носовой части самолета, в конусе, для уменьшения неблагоприятной задней центровки (видимо летали без РЛС). Возможно сорвавшийся груз и ударил его по голове. Непонятно от чего стало вращать машину. Возможно - полный отказ СДУ. Мы такого не ожидали, ведь было 4-х кратное резервирование, хотя в ВВС такой случай был."
    Как показали самописцы, число М=2.35, а скоростной напор составлял q=9450 кг/м2.
    Существует мнение, что причиной стали не грузы центровочные в конусе, а КЗА, размещенное в наплыве крыла и сорвавшееся при маневре с перегрузкой. Сорвалось и повредило силовой набор, самолет разрушился. В заключении официальной версии комиссии написано: "... причина установлена быть не может...".
     За этот случай здорово поплатился генеральный конструктор ОКБ им.Сухого Е.А.Иванов, так как именно он был инициатором выполнения этого режима на "обжатие". Накануне Иванов должен был избираться членом Академии Наук, но эта трагедия все перечеркнула. В конце 1982 года он был переведен в НИИАС и вскоре умер (10 июля 1983 г), как говорят, из-за большой душевной травмы.
    Жил в городе Жуковский Московской области. Похоронен в Жуковском, на Быковском кладбище.
    Награждён орденом Трудового Красного Знамени, медалями.

Источники информации:

Помогали: