Содержание

«ШЛИ со временем»
1947-1997

«ШЛИ занимала одно из первых мест в моей работе»

Лев Васильевич ФОМЕНКО

   Л.В.Фоменко в Советской Армии с 1945 г. В 1950 г. закончил Высшее авиационное училище летчиков. В 1955 г. поступил в ШЛИ — выпускник третьего набора. После окончания ШЛИ в 1957 г. был оставлен в Школе инструктором. С 1969 по 1974 гг. — начальник ШЛИ. 129 летчиков-испытателей получили от Льва Васильевича хорошую психологическую и летную подготовку. Лев Васильевич закончил вечернее отделение Московского авиационного института (факультет самолетостроения) и заочное отделение Московского юридического института (факультет правоведения). 1974-1980 гг. — Л.В.Фоменко, генерал-майор авиации — начальник Управления летной службы Министерства авиационной промышленности (МАП). Лев Васильевич награжден орденом Трудового Красного Знамени и 15 медалями, ему присвоено почетное звание «Заслуженный летчик-испытатель СССР».

   Существует такое научное выражение, как «вектор безопасности». Это большой объем факторов, влияющих на безопасность полета, в частности «человеческий фактор», который на протяжении многих десятков лет держался на цифре 70%.
   Летчик-испытатель № 1, легендарный М.М.Громов, работая начальником Летно-исследовательского института [ЛИИ), а впоследствии начальником Управления летной службой Министерства авиационной промышленности (МАП), обобщив опыт работы свой, конструкторских бюро и серийных заводов, пришел к выводу — нужна база подготовки высококвалифицированных кадров, которая поможет использовать неистощимые возможности человеческой личности.
   Так с его подачи постановлением правительства в 1947 г. на базе ЛИИ была создана Школа летчиков-испытателей (ШЛИ) МАП, первым начальником которой стал авторитетный боевой летчик, награжденный многими орденами, генерал М.В.Котельников. Ему принадлежат яркие страницы становления уникального учебного заведения и выдающихся летчиков-испытателей. На авиационные заводы, конструкторские бюро, в ЛИИ стали приходить квалифицированные кадры.
   Лучшие выпускники направлялись в ЛИИ — центр авиационной идеологии. Школе летчиков-испытателей также нужны были квалифицированные кадры, и выдающиеся выпускники 1-го и 2-го наборов были приглашены в ШЛИ работать инструкторами по совместительству с основной работой в ЛИИ и КБ: В.А.Комаров, В.П.Васин, В.П.Смирнов, В.Н.Ильин и др. Они прививали «испытательный дух» в складывающуюся систему подготовки слушателей ШЛИ.
   После М.В.Котельникова школу возглавляли: полковник Н.А.Дарский - бывший летчик-испытатель; полковник И.П.Полунин - талантливый военный летчик, первым выполнивший высший пилотаж на реактивном самолете; полковник А.С.Розанов — бывший летчик-испытатель ОКБ В.М.Мясищева. Все они внесли посильный вклад в организационную работу ШЛИ.
   Шло время, ужесточаются требования к технике, развивается реактивная техника, штурмуется «звуковой барьер», внедряется новое поколение авиационных двигателей, навигационного пилотажного оборудования, средств боевого применения, изучается возможность всепогодного и ночного применения авиационной техники, увеличиваются радиусы ее действия, создается палубная авиация для ВМФ, бурно развивается вертолетная тематика.
   Все эти задачи требуют тщательной и дифференциальной подготовки авиационных специалистов в области летных испытаний. ШЛИ наращивает производительную мощность — кроме самолетного отделения, создаются вертолетное, курсы повышения квалификации ведущих инженеров по летным испытаниям, штурманов-испытателей, радистов-испытателей, руководителей полетов, курсы подготовки летчиков-испытателей МГА и т.д.

   Проработав в ШЛИ 19 лет и пройдя путь от слушателя 3-го набора, летчика-испытателя — инструктора ЛИИ, зам. начальника ШЛИ по летной подготовке и начальника Школы, я в 1974 г. был переведен но должность начальника Управления летной службой Министерства авиационной промышленности, и, конечно же, ШЛИ, где прошло мое становление, занимала одно из первых мест в моей работе.
   Тернистым оказался путь для выпускников 3-го набора. Причин тому было много: быстрые темпы развития авиационной техники, переход на «сверхзвук», освоение таких явлений, как «скачки уплотнения», «звуковой барьер», «шарнирные моменты управления», «флаттер», «реверс», «бафтинг» и много других непредвиденных моментов, связанных с ростом скоростей и высот полета.
   Дополнительным негативным фактором «тернистого пути» было частичное отсутствие в ШЛИ должной технической базы, методической и психологической подготовки: слабое медицинское обеспечение авиационными врачами, специалистами (при ЛИИ было прекрасная поликлиника, она хорошо выполняла лечебные функции, но не профилактические), слабо изучались вопросы эргономики, «человеческий фактор» и конкретно личность в восприятии информации о том или ином событии. Летчикам приходилось самим выбирать из обилия абстрактной информации альтернативу для выхода из сложного положения, зачастую удавалось находить единственно правильное решение благодаря интуиции, мужеству, умению собраться в стрессовых ситуациях. Однако человеку свойственно ошибаться, и, к сожалению, это кончалось роковыми последствиями. Компьютерной техники тогда не было, и дефицит времени был решающим фактором. На первый план выдвигалась задача, кок избежать ошибок в воздухе и повысить уровень качества выполняемого полета. Надо было повышать уровень и качество методики в общем процессе подготовки слушателей ШЛИ.

   Уникальность ШЛИ заключалось в раскрытии личности и возможностей сохранения работоспособности в любых условиях (день, ночь, смена поясного времени, погоды, времени попето, перегрузок) и даже в стрессовых.
   К процессу обучения в ШЛИ были привлечены лучшие силы; кандидат технических наук О.Г.Константинов — моторист, ставший заместителем начальника ЛИИ по методике летных испытаний; заместитель начальника ЛИИ - А.А.Ефимов, заслуженный летчик-испытатель, возглавивший отдел подготовки методических пособий по летным испытаниям.
   К чтению лекций и коррекции учебного процесса были приглашены такие корифеи, как доктор технических наук, профессор М.А.Тайц, заслуженный летчик-испытатель, Герой Советского Союза, доктор технических наук М.Л.Галлай, главный конструктор ОКБ А.И.Микояна, заслуженный летчик-испытатель, Герой Советского Союза, к.т.н. Г.А.Седов, заслуженный летчик-испытатель, Герой Советского Союза, ведущий летчик КБ им А.Н.Туполева А.П.Якимов и многие другие. Большую лепту в процесс обучения внесли специалисты ЛИИ по аэродинамике, методике летных испытаний самолетов и двигателей, разделу безопасности полетов: к.т.н. И.М.Пашковский, М.Г.Котик, М.И.Мазурский, М.Д.Романов, Ю.М.Шахназаров, В.И.Бочаров. Неоценимый вклад в процесс обучения слушателей внесли летчики- и штурманы-испытатели: В.П.Васин, Г.М.Шиянов, Г.К Мосолов, С.Н.Анохин, А.А.Щербаков, В.Ф.Хапов, Н.В.Адамович, И.П.Волк, В.П.Борисов, В.Г.Мухин, Э.И.Кузнецов, В.С.Ильюшин, Н.Н.Неелов, Е.А.Димаков, П.А.Кондратьев, Э.В.Елян, Б.И.Веремей, С.Т.Агапов, А.Д.Бессонов, О.В.Гудков, Ю.А.Шевяков, Ю.А.Гарнаев, А.Н.Квочур, Л.Д.Лобас, В.М.Шестухин, А.Я.Анисифоров, В.П.Колошенко, А.Д.Грищенко, В.Л.Короткий, В.В.Назарян и многие другие.
   Большое всем спасибо за добропорядочное отношение, внимание и существенный вклад в исключительно полезную работу в ШЛИ.
   В 1970 г. мною был приглашен для работы в качестве заместителя начальника ШЛИ по летной части из Горького талантливый, грамотный, смелый летчик-испытатель А.Х.Пантюхин, который внес существенный практический вклад в процесс обучения в Школе и дал много полезных рекомендаций, исходя из опыта работы на авиационных заводах. Сам он быстро освоил и прекрасно летал на многих типах современных самолетов. А.Х.Пантюхин полностью оправдал мое доверие как профессионал, товарищ и порядочный человек.
   Особый разговор о штурмане-инструкторе, испытателе Б.А.Лопухове. Я давно приглядывался к этому человеку, бывшему военному штурману, участнику Великой Отечественной войны, трудолюбивому, принципиальному, грамотному и смелому человеку, безукоризненно чистоплотному, отзывчивому и доброму. Борис Александрович в совершенстве владел навигационно-пилотажным оборудованием, летал практически на всех самолетах, включая такой «грозный», как Ту-22. Борис Александрович вначале отказался от роботы в ШЛИ, но после моих убеждений приглашение принял. Он стол главным штурманом-испытателем ШЛИ и замечательным другом. В Школе по-настоящему раскрылся его талант. В ШЛИ из летчиков-испытателей выделялся М.М.Котельников (сын первого начальника Школы). Михаил Михайлович сделал много полезного для ШЛИ как летчик-испытатель и педагог.
   Он пользовался большим авторитетом среди товарищей и выпускников. Он человек из серии «Замечательных людей».
   Школа всегда была укомплектована мощным и дружным коллективом. О каждом можно написать много славных страниц.
   В школе много лет работали бывшие выпускники ШЛИ: Н.И.Нуждин, Г.С.Тегин, В.И.Кирсанов, М.К.Агафонов, В.Ф.Токаев, И.В.Ламтее, Ю.Г.Шестаюв, В.А.Михайловский, Е.А.Димаков, В.М.Шестухин, А.Я.Анисифоров, П.Г.Левушкин, В.И.Лойчиков, П.Ф.Кочетков, Э.В.Каарма, Ю.А.Шевяков, А.С.Левченко и многие другие.
   На базе ШЛИ был создан методический совет из категорий всех специалистов ЛИИ и КБ. Была создана аттестационная комиссия по рассмотрению и классификации всех специальностей, вплоть до представления к званию «Заслуженный летчик-испытатель». Учебная часть школы была усилена прекрасным организатором учебного процесса, бывшим военным летчиком, Героем Советского Союза Н.И.Майковым, умевшим чуткостью, заботой, вниманием приобщить к работе в ШЛИ высококвалифицированных специалистов.
   Был создан тренажерный комплекс. Наконец мы приобрели вместо кабины «Линка» на трех шарнирах модульный тренажер современного в то время самолета МиГ-21 с полной программой алгоритмов по техническому пилотированию в особых случаях полета. Руководил тренажерным комплексом ведущий инженер-испытатель Н.П.Дунаев.
   Был поднят уровень медицинского обеспечения, в системе обучения слушателей появился термин «авиационная психология». Душой и другом летчиков-испытателей была главный врач поликлиники ЛИИ — Н.Ф.Колотурская. Большое внимание стали уделять физической подготовке слушателей (плавание, теннис, волейбол, использовался спорткомплекс ЛИИ для специальных упражнений]. Исходя из организационных мер, понимания стоящих задач [немалую роль в этом сыграл секретарь парторганизации школы, заслуженный летчик-испытатель В.И.Кирсанов), удалось решить следующее: повысить уровень методической работы, внедрить тестовый отбор в ШЛИ, улучшить качество подготовки к полету, отработки летных навыков на тренажере, проработки летного задания со специалистами, внедрить отчеты о полете на методику летных испытаний, усилить медицинский контроль, улучшить бытовые и социальные условия, разработать пенсионное обеспечение и утвердить его в закон.
   Хочу с благодарностью отметить помощь, заботу и внимание со стороны первого секретаря горкома партии С.В.Перфильева, который быстро и четко вник в проблемы Школы и всегда вовремя помогал их решению.
   В период реконструкции и в процессе работы Школы много полезного сделал секретарь парткома ЛИИ Г.И.Фомин. Чуткость к Школе проявлял и заместитель начальника ЛИИ А.М.Ванчагов, который помогал решать вопросы транспорта, оборудования, практически он взял Школу в материальном плане на свое личное "иждивение".
   Мне хотелось бы отметить исключительную помощь и добросовестное отношение к ШЛИ инженерно-технического состава ЛИИ: главного инженера Р.К.Кожурина, Ю.И.Геращенко, П.М.Сучкова, Бабинова, В.И.Сычева, М.В.Девеля и других, которые грамотно и умело решали вопросы безаварийной работы ШЛИ.
   Служба управления полетами всегда благосклонно относилась к школьным полетам, всячески помогала, понимая трудности (видя наше круглосуточное ожидание возможного «окна» в воздушном пространстве), ведь наш регламент работы был с 6.00 и до 9.00 утро (всего три часа), а надо было запустить 15-20 самолетов и вертолетов различных калибров, выполнить в день до 150-200 полетов. Удивительная четкость, контроль и обеспечение безопасности стоили им всем "больших нервов", а нам давали полное благополучие. Спасибо.

   Когда меня перевели на работу в Министерство авиационной промышленности, ШЛИ входила в круг моих обязанностей (да и по-человечески я обязан ШЛИ, всему коллективу ЛИИ, товарищам из КБ моим становлением и освоением многих типов самолетов. Я много перебрал кандидатов на должность начальника ШЛИ, учитывая тенденции настоящего положения, достигнутого большим трудом всего коллектива, характер и особенности кандидата, его потенциальные навыки на педагогическом поприще (я не буду перечислять всех кандидатов, они весьма уважаемые и грамотные товарищи). Интегрируя те и другие стороны, мой выбор пал на авторитетного, уважаемого человека, участника ВОВ, Героя Советского Союза, лауреата Государственной премии СССР, заслуженного летчика-испытателя СССР полковника Ф.И.Бурцева. Уравновешенный, честный, прямой, заботливый, отлично владеющий техникой пилотирования, умеющий разговаривать с коллективом, способный ненавязчиво на строить его в нужное русло, активно участвующий в общественных мероприятиях (был членом горкома КПСС). Вначале был трудный разговор, ведь работа в ШЛИ — большая «головная боль», однако удалось, хотя и с трудом, уложить «на лопатки» уважаемого Ф.И.Бурцева. Кандидатура было утверждена в Министерстве, и Ф.И.Бурцев стал начальником ШЛИ. Жезл начальника ШЛИ был передан надежному руководителю, вписавшемуся в коллектив ШЛИ. До «всеобщего потопа» Школа стала мощной структурной единицей с укомплектованными кадрами, технической базой, хорошим помещением, удобным 12-этажным общежитием, способной решать сложные задачи и отвечать как за подготовку слушателей, так и за их кондицию на будущей работе. Школа готовило и группу женщин к установлению мировых рекордов (Корчуганову, Мартову, Проханову, Зайцеву, Соловову), все они установили и побили мировые достижения. В Школе проходила подготовку чемпион мира по самолетному и парашютному спорту, заслуженный мастер спорта С.Е.Савицкая. Она установила ряд мировых рекордов, стала прекрасным летчиком-испытателем, неоднократно была а космосе в качестве космонавта-исследователя, заслуженно удостоена дважды высокого звания Героя Советского Союза.
   ШЛИ решала огромный объем задач: готовила летчиков, штурманов, радистов, ведущих инженеров по летным испытаниям, проводила ежедневные курсы переподготовки специалистов всех категорий, подготовку для работы по новой тематике на заводах, проводила инструкторские и инспекторские проверки всех предприятий авиационной промышленности существующего тогда Союза, помогала в критические моменты заводам (инструкторы участвовали в сдаче готовой продукции военной приемке), участвовала в испытательных полетах в ЛИИ, КБ, на полигонах Ахтубы, Белоомута, проводила классификацию летно-технического состава.
   Работая в должности начальника Управления летной службой МАП и имея данные со всех авиационных предприятий, могу ответственно сказать, что Школа стала мировым центром подготовки кадров авиационных специалистов. Задача снижения аварийности и повышения безопасности решалась положительно. Идея, заложенная 50 лет тому назад в создании ШЛИ, не прошла даром. Колоссальным трудом работников авиационной промышленности маленькая, но единственная в Союзе Школа превратилась в большую кузницу кадров. На международных выставках, салонах наша техника демонстрировалась нашими выпускниками, наши испытатели помогали освоению авиационной техники во многих странах мира. Мы, работники ШЛИ, гордились и гордимся, что в каждом летательном аппарате заложен труд и нашего выпускника, ибо у летчика-испытателя есть летная книжка, в которой записано: «Made in ШЛИ». И когда сегодня летчик-испытатель заслужен но гордится своим высоким званием и успехами, он должен по мнить железное юридическое правило — «презумпция невиновности», это значит, что человек рождается ни плохим, ни хорошим, а как все и только среда делает его настоящим человеком. В Школу испытателей, как правило, принимали в возрасте 26-28 лет, людей со сформировавшимся характером, профессионалов 1-го класса, с высшим образованием, налетом на современной авиационной технике не менее 1000 часов, включая день, ночь, сложные условия, обязательным заключением мандатной и медицинской комиссий. Вот такой «продукт» по жесткому тестовому конкурсу попадал в чрево ШЛИ. После ее окончания происходило новое рождение летчика-испытателя, способного решать все задачи по укреплению оборонной мощи нашего государства.
   Десятки выпускников ШЛИ носят высокие звания Героев Советского Союза, Российской Федерации, заслуженных летчиков-испытателей, награждены орденами и медалями.
   Слава им и почет.
   Вечная память тем, кто своей жизнью помог понять неизведанное, своим героизмом внес неоценимый вклад в дело авиационного прогресса и оставил ключ к одной из тайн Вселенной.

Подготовила А.Пантюхина

< < «Мы были как одна семья...» Он выбрал вертолеты > >