В небе и на земле…

Г.Г.ИрейкинУ Геннадия Григорьевича Ирейкина 26 ноября праздновался юбилей. Ему – 70. Друзей и знакомых у Ирейкина столько, что поток поздравляющих в Клуб Героев города Жуковского не оскудевал с полудня и до самого вечера

Геннадий Григорьевич широко известен в мире отечественной и зарубежной авиации как высококлассный штурман-испытатель и как общественный деятель. Но лучше всех знает его, конечно, супруга, «вторая половинка» – Татьяна Николаевна.

Ирейкины живут в Жуковском, их по-настоящему авиационной семье уже более 40 лет. Оба они – оптимисты, никогда не теряющие веры друг в друга и в то, что все будет хорошо.

Важно вовремя родиться

Речь Геннадия Григорьевича всегда образна, говорит он прямо, очень доходчиво и эмоционально. К примеру: «Только я родился, как все свалили на фронт». Появился он на свет в конце 1940-го одиннадцатым ребенком в семье, «последышем». Старшие трое братьев ушли на фронт, отца отправили работать на танковый завод в Челябинск. Мама осталась одна с «кучей» детей в Ульяновской области, в заброшенном поселке, где жило несколько семей. Все они работали на фронт: валяли валенки, шили солдатскую одежду. Те, кто рос в военные и послевоенные годы, на всю жизнь запомнили такие блюда, как липовые лепешки из сушеных листьев и забеленные щи. Однако дети на натуральном питании вырастали здоровыми: у Геннадия Ирейкина с прохождением медкомиссии проблем не было.

Мечтал Гена о море, которого, правда, никогда не видел – только по фильмам (самые любимые – «Адмирал Ушаков» и «Счастливого плавания») и по книгам (морскими приключениями просто зачитывался) представлял.

Гену «просто заклинило» на море, и он мечтал о поступлении в Ленинградскую военно-морскую академию им. Нахимова. На выпускном получена золотая медаль, но на одежду для поездки в Ленинград в семье не было средств («мама бы изыскала, но я не мог об этом просить»).

И поехал он в Куйбышев – ближайший большой город, в котором уже жили старшие братья. Самым близким к героической жизни моряков показалась ему авиация. И он выбрал в авиационном институте специальность «Эксплуатация самолетов и двигателей».

Здравствуй, небо!

Только Ирейкин «нюхнул» авиации, как сразу мечтами устремился в небо. На первом курсе узнал, что есть в институте аэроклуб, и сразу записался туда. Начал заниматься планеризмом, летать на учебных самолетах, прыгать с парашютом. Бурная общественная жизнь, участие в самодеятельности, спортивных и музыкальных мероприятиях не помешали ему окончить институт с красным дипломом. А таких выпускников распределяли в самый престижный для авиаторов город – Жуковский. И в самое интересное место – Летно-исследовательский институт им. М.М. Громова (ЛИИ).

Здесь Геннадий тоже сразу записался в аэроклуб и мечтал летать по-настоящему. Начал работать инженером и летать инженером-испытателем на двухместном Як-28. В то время в ЛИИ создавались новые бортовые системы для сокращенных экипажей: Ирейкин участвовал в их разработке.

Когда набирали группу штурманов-испытателей с инженерным образованием для исследования этих систем, он, конечно, в нее попал. Обучали их в Школе летчиков-испытателей (ШЛИ). В 1971 году Геннадий Ирейкин окончил штурманское отделение, затем работал инструктором, долгое время преподавал в ШЛИ. И, конечно, летал: был штурманом-испытателем, а в 1978 году его назначили главным штурманом ЛИИ.

Встреча с большим продолжением

В самое «советское» время, в 60-е, намерение создать семью необходимо присутствовало у всех молодых людей и было довольно серьезным: не просто хотелось создать семью, но на всю жизнь найти человека по душе, по любви.

Геннадий и Татьяна познакомились на работе, в ЛИИ, когда она приходила пить чай к своей подружке, которая трудилась в одной с ним лаборатории. Просто были знакомы…

Серьезная дружба началась 26 ноября 1966 года, когда Таня случайно попала на день рождения Геннадия. С тех пор они взялись за руки, да так и идут по жизни.

Поженились они 1 апреля 1967 года. Апрель оказался для их семьи месяцем очень богатым на события: 13 апреля 1968 года родилась их первая дочь, 28 апреля 1979-го – вторая. Тоже 28 апреля, но уже в 2000 году, Геннадию Григорьевичу Ирейкину вручили Звезду Героя России.

Она звалась Татьяной

Она росла и ждала «его» здесь же, в Жуковском. Таня родилась на пл. Отдых (так написано в свидетельстве), жила в доме железнодорожников. В 14 лет пошла работать: сначала вместе с ватагой ребят в «Жуковское озеленение», в 15 лет ее приняли на работу во 2-е отделение ЛИИ.

Когда Татьяне шел 21 год, произошла встреча… Для Геннадия она всегда выделялась среди других не только потрясающе красивой внешностью, но и удивительной скромностью. Уже позже оценил он ее начитанность и энциклопедичность познаний. В семейной жизни она оказалась просто кладом, к его не совсем обычному характеру быстро приспособилась и всегда с ним «справлялась». Татьяна Николаевна все и до сих пор делает очень тщательно, по-честному. Очень исполнительная, она позже стала настоящим соратником своего мужа: другого такого, по его словам, ему никогда бы не найти.

Не такой, как все

Он казался Татьяне удивительным, совершенно отличным от других: «настолько светлая и большая была у него аура – буквально видимая глазу». Рядом с Геной, таким открытым, доброжелательным и добрым, у Тани было ощущение полной защищенности: все ее неразрешимые проблемы он решал мгновенно.

Ко всему он относился с добрым юмором, не вспомнить, чтобы кого-то обидел или сказал недоброе слово. Веселый и артистичный, всегда был заводилой в компании. Для него материальное никогда не играло особой роли, быт его почти не интересовал. «Для меня главным было то, что с ним очень интересно и с его приходом домой всегда начинался праздник!».

Поначалу, когда он рассказывал, что может и то, и другое, и третье, она думала – привирает и хвастается. Но вскоре все нашло свое подтверждение и оказалось правдой. Гена действительно играл на многих инструментах: научился сам на гармошке, гитаре, трубе, балалайке. Однажды на каком-то вечере так исполнил соло на трубе, что всех потряс. А как-то взялся за контрабас, чтобы удивить ее, и, хотя стер пальцы вдрызг, замотал их изолентой и продолжал играть.

Самым счастливым периодом их жизни Татьяна Николаевна считает первые пять лет. Тогда она ложилась спать и плакала от счастья, что с ней рядом такой человек. Она никогда не сомневалась, что у ее мужа большое будущее. Только думала, что это будет в другой сфере – научной. Ему ведь предлагали писать диссертацию, когда он работал в лаборатории ЛИИ. Наука была его стезей, но – вдруг его «понесло» в небо. Конечно, он человек непредсказуемый, эмоциональный, авантюрный, любит новое…

Летная работа очень изменила его характер, и жена этот переход от невероятной мягкости к непонятной ей жесткости ощутила очень скоро – как только он начал летать. И довольно скоро она поняла, что перечить «летуну», ссориться с ним лучше не надо, поняла, чего лучше не делать и не говорить. Особенно после случая, когда он однажды «не туда» сбросил бомбу. А накануне произошла их ссора…

Тогда она дала себе слово, побожилась: никогда не ругаться с ним перед рабочим днем и полетами. «А в выходные дни он хитрил: приводил друзей, потому что знал, что на людях я его ругать не буду».

Идея!

В общем, они учились жить в новых обстоятельствах. И главное – всегда доверяли и шли на помощь друг другу. Когда Геннадий ушел на летную пенсию, жена думала, что он займется спокойной преподавательской деятельностью, у него ведь был опыт преподавания и в техникуме и ШЛИ. Но нет же! Год, наверное, Ирейкин, по ее словам, «лежал на диване и думал». Вдруг вскочил! «Я понял, чем буду заниматься!». Он считал и считает, что Звезда Героя дается человеку не только за совершенные дела и заслуги. Прежде всего, это своего рода аванс, большая ответственность, которая налагает на Героя дополнительные обязанности делать для людей что-то действительно героическое, высокое. К тому же, его активная натура требовала бурной деятельности, общения с новыми людьми.

Очень давно он начал мечтать о сообществе авиаторов. А когда узнал, что у американцев с 1955 года существует общественная организация летчиков-испытателей – SETP, то тем более стало ясно, что подобное профессиональное сообщество должно быть и в России. Но, когда сам летаешь да еще такой ответственный пост занимаешь, как главный штурман ЛИИ, оргвопросами заниматься некогда. Теперь же время было…

Будучи членом Московского клуба Героев, Геннадий Ирейкин понял, что это – чисто парадная организация, которая даже не призвана заниматься профессиональными авиационными вопросами. Внимательно изучив законодательство, увидел возможность создать Клуб Героев г. Жуковского. Жуковский – город уникальный: по количеству Героев, заслуженных летчиков и штурманов, живущих или работающих в нем, ему нет равных в России. В разное время с Жуковским связаны имена более 100 Героев!

Работу по созданию жуковского клуба Героев начали вместе: вдвоем с Татьяной сидели днем и ночью, думали, писали, оформляли, организовывали… И в 2004 году общественная благотворительная организация «Клуб Героев г. Жуковского» была учреждена. Сейчас Клуб работает над десятками благотворительных и патриотических программ. Самая известная из них, конечно, программа по увековечению Ту-144. Этот «символ славы, ума и таланта» российского народа был спасен от уничтожения и, благодаря огромным усилиям клуба, демонстрировался на МАКС-2007 и МАКС-2009, став самым посещаемым экспонатом.

Общественная работа, за которую болеешь всей душой, – дело нелегкое. У председателя правления Клуба Героев г. Жуковского, Героя России, заслуженного штурмана-испытателя СССР Геннадия Ирейкина «бывают тяжелые моменты». И когда они наступают, его жена Татьяна становится самой главной собеседницей, которая может хоть всю ночь выслушивать его рассказы о «разочарованиях и непонимании», о грандиозных планах. И слушает его всегда с настоящим интересом, участием и желанием помочь.

С юбилеем вас, Геннадий Григорьевич! Здоровья, радости и успехов вашей семье!

«Жуковское информационное агентство МО»

Написать ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *