Яблонцев Александр Николаевич

1955-2012

А.Н.Яблонцев

А.Н.Яблонцев

Летчик-испытатель 1 класса, полковник (20.02.1992).
Родился 3 апреля 1955 года в г.Варшава (Польша). В это время там служил его отец. Национальность: русский. Проживал в г.Омске, затем в ГДР по месту службы отца, с 1967 — в г.Майкопе. В 1972 — окончил среднюю школу №3, г.Майкоп Краснодарского края, РСФСР. В 1978-1991 — член КПСС.
С 2 августа 1972 — курсант Армавирского ВВАУЛ ПВО Северо-Кавказского ВО. В 1976 — окончил это училище с дипломом летчика-инженера по специальности «Пилотирование и эксплуатация летательных аппаратов».
С 17 ноября 1976 — начальник парашютно-десантной службы — старший летчик 180 гв. ИАП 6 отдельной армии ПВО. С 11 мая 1977 — старший летчик, а с 11 февраля 1978 — командир авиазвена, с 10 августа 1981 — заместитель командира авиаэскадрильи-штурман, а с 10 апреля 1982 — командир авиаэскадрильи 177 ИАП 6 ОА ПВО.
С 1984 — курсант ЦПЛИ, г.Ахтубинск. В 1985 с отличием окончил курс летного отделения ЦПЛИ, присвоена квалификация «летчик-испытатель».
С 7 августа 1985 — старший штурман-испытатель 5 авиационной испытательной эскадрильи службы летных испытаний бомбардировочной авиации 1 управления ГКНИИ ВВС им.В.П.Чкалова.
С 31 октября 1986 — старший штурман-испытатель 5 авиационной испытательной эскадрильи службы летных испытаний бомбардировочной авиации 1 Научно-испытательного управления ГКНИИ ВВС им.В.П.Чкалова.
С 13 февраля 1987 — старший летчик-испытатель 2 испытательной авиационной эскадрильи службы летных испытаний истребителей-перехватчиков ПВО и самолетов фронтовой авиации того же управления.
В 1987 прошел отборочную комиссию для работ по космической тематике.
С 31 мая 1988 — старший летчик-испытатель 1 Научно-испытательного управления ГКНИИ ВВС им.В.П.Чкалова. Освоил 45 типов самолетов и их модификаций. Летал на самолетах: изд.69, 50, 3, 3Д, 6, 02, 02М, 84У (МиГ-25ПУ), 84Д (МиГ-25ПД), 84УС, С-52 (Су-17М), С-52У (Су-17УМ), С-52К (Су-22М), С-52УК (Су-22УМ), С-54, Т-6 (Су-24), Т-8 (Су-25), Т-10 (Су-27), Т-10У, 9-12 (МиГ-29), 9-5.
В 1989 окончил вечернее отделение филиала МАИ в г.Ахтубинске по специальности «Самолетостроение», присвоена квалификация «инженер-механик».
25 января 1989 решением ГМВК рекомендован для зачисления в группу космонавтов ГКНИИ ВВС.
Май 1989-апрель 1991 — общекосмическая подготовка в ЦПК (методом сборов). 5 апреля 1991 — решением МВКК присвоена квалификация космонавта-испытателя. 8 апреля 1992 — приказом Главкома ОВС СНГ назначен на должность космонавта-испытателя — старшего летчика-испытателя группы космонавтов Научно-испытательного управления 1338 испытательного центра ГКНИИ ВВС им.В.П.Чкалова. В 1993 — в качестве ведущего летчика-испытателя проводил испытания новой системы сигнализации невесомости на самолете-лаборатории.
30 сентября 1996 — директивой Главного штаба ВВС группа космонавтов ГКНИИ ВВС была расформирована.
28 ноября 1996 — выведен за штат института.
20 сентября 1996 — линейный пилот гражданской авиации 1-го класса. Освоил пилотирование самолетов «Боинг-737» и Ту-204.
19 апреля 1997 — приказом МО РФ №0403 уволен в запас.
1998-январь 1999 — пилот авиакомпании «Трансаэро». Летал вторым пилотом на самолете «Боинг-737». Был уволен в связи с сокращением штата авиакомпании.
С апреля 1999 — второй пилот самолета Ту-204 авиакомпании «Трансъевропейские авиалинии».
С 2000 — старший летчик-испытатель ЗАО «Гражданские Самолеты Сухого». 19 мая 2008 года поднял в небо пассажирский региональный самолет Superjet-100.  Общий налет более 9000 часов.
Погиб 9 мая 2012 года в демонстрационном полете в районе горы Салак (о.Ява, Индонезия) на SuperJet 100 SN 95004.
Похоронен на на Мемориальном кладбище «Быково».
Награжден 9-ю юбилейными медалями.

Источники информации:

  • «Советские и российские космонавты 1960-2000» / НК /

6 responses to “Яблонцев Александр Николаевич

  1. Самолет на котором погиб Александр Николаевич имел бортовой 95004, а не 95005.

  2. ГУСЕВ ВЛАДИМИР БОРИСОВИЧ

    ЗАМЕЧАТЕЛЬНУЮ ЖИЗНЬ ПРОЖИЛ АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ ЯБЛОНЦЕВ. Он был очень целеустремлённым и волевым человеком. Эти черты характера проявлялись уже в школьные годы. Это мой школьный друг. Мы жили в одном доме в г.Майкопе в одном подъезде. У меня, как и у него, родители военные. Родились мы с ним с разницей в три дня. Мой день рождения 06.04.1955 г. К сожалению после окончания Майкопской средней общеобразовательной школе № 3 в 1972 г. наши дороги разошлись. Каждый пошёл своим путём. Встречались в Майкопе когда одновременно приезжали к своим родителям. Я при одной из встреч узнал от него, что он лётчик-испытатель и зачислен в отряд космонавтов. Владимир Гусев.

    • Яблонцев Анатолий Иванович

      Владимир Борисович,а вы можете написать,какое отчество было у отца Александра. (он Николай …….)— Хочется узнать по какой он линии Яблонцевых, родом с Алтайского края от переселенца Яблонцева Палантия (Осенью 1889г.в Карпово прибыли переселенцы из Курской губернии: Яблонцевы, и т.д. Это был Палантий -((прапрадед..))(Сколько детей в семье не выяснено) Эти семьи разместились в Засурье.(ГААК фонд 4,опись 1,дело 28622) В период большого переселения (1889-1910)в Засурье Петр Палантьевич Яблонцев ((это мой прадед)) обосновал целый хутор, где жили его семья ( семь сыновей и две дочери.,. один из них мой дед=Яков Петрович-погиб 20.02.1943г.)…. Я и хотел узнать онс этой линии,или с Курской губернии его предки. Буду признателен.

      Это был Палантий -прапрадед.(Сколько детей в семье не выяснено) Эти семьи разместились в Засурье.(ГААК фонд 4,
      цы из Курской губернии: Яблонцевы, и т.д. опись 1,дело 28622) В период большого переселения (1889-1910)

      Это был Палантий -прапрадед

  3. В тексте имеется ошибка: написано «60 Армия ПВО», а следует написать «6 ОА ПВО» (отдельная армия ПВО).

  4. Алексей Григорьевич Яворский

    Считаю особо уделить внимание такому человеку как Александр Яблонцев.
    Впервые мы встретились в холодную декабрьскую ночь на ж.д. станции Лодейное Поле, куда я, как заместитель командира авиаэскадрильи по политчасти, приехал на ПАЗике встречать молодых лейтенантов выпускников 1976 года. (уточнить список на сайте АВВАКУЛ)
    Вначале Саша Яблонцев ничем особо из молодых не выделялся. Кроме дотошности в вопросах теоретической подготовки к полетам. Стремился разобраться в самой физической сути явлений с самолетом и двигателем. Я же брал с собой на службу конспекты и брошюры с академии, где после окончания личной предварительной подготовки к предстоящим полетам старался решать свои академические задания и контрольные работы. Саша попросил разрешения взять брошюры по аэродинамике, внимательно из просмотрев, задал вопрос, есть ли у меня такие ещё. «Привез с академии два чемодана, если интересно – приходи ко мне домой в выходные и изучай». И он начал приходить ко мне вечерами по выходным. Другие лейтенанты в эти вечера развлекались в гарнизонном Доме офицеров, где был буфет с шампанским и коньяком, биллиард, а на проводимые танцы приходили не только молодые офицеры с женами, но также дочери офицеров и даже старшеклассницы с города. А холостяк лейтенант Яблонцев штудировал аэродинамику, решал задачи и задавал множество вопросов. Как и всем другим молодым летчикам, я и Саше повторял слова своего первого полкового командира звена Манжелы Эдуарда Михайловича: «Если хочешь добиться значительных успехов в технике пилотирования, то и в каждом полете на боевом самолете не расслабляйся, а борись за чистоту выдерживания режимов, борись за каждый метр высоты и за каждый километр скорости». Летал я с Сашей и как инструктор на УТИ МиГ-15, он демонстрировал очень высокую чистоту полета. А в нашем же подъезде проживала семья РП РСП (руководителя полетов системы радиолокационной системы посадки) бывшего летчика, которого по здоровью с МиГ-17 не допустили летать на Су-9. Вот его супруга (Анфиса Ивановна, наш военный стоматолог) как-то по-соседски поделилась с моей любимой женой, что дочь Таня (училась в Ленинграде на мастера по пошиву верхней мужской одежды) начала встречаться с парнем, который приходил к ним домой, и от которого, о ужас, был запах и табака и спиртного. На что моя любимая жена отреагировала с пониманием и потом рассказала, что её мужу (т.е. ко мне) по выходным приходит такой серьезный летчик высокий холостой лейтенант, с которым муж обсуждают разные авиационные вопросы, решают задачки по теории полетов. И эти две соседки вступили в определенное соглашение (но не в преступный сговор). Потом Галочка вдруг мне задает вопрос, когда придет Саня Яблонцев. Как обычно – после 18 часов в субботу. И вот в этот вечер Таня услышала от мамы, что соседка тетя Галя купила какой-то французский материал для пальто мужу и просит Таню зайти посмотреть и посоветовать фасон пальто. И эта девочка, как была в домашних тапочках и ситцевом халатике, прибежала к нам смотреть этот материал… Увидев сидевшего за журнальным столиким Сашу, она, конечно же, очень смутилась, но все же стала смотреть материал, рисовать последние модные фасоны пальто. Тут появился чай-кофе с пирожными, и напряженная обстановка немного разрядилась. А вскоре раздался телефонный звонок – звонила моя мама с Яготина и сказала, что нужно около 23 часов встретить мурманский поезд, т.к. родители передали проводником два ящика груш. Попросил Саню и Таню помочь нам принести ящики с грушами, на что они согласились. Незаметно дождались вечера, принесли груши, которые были очень вкусные. Потом, т.к. была ясная теплая и лунная ночь, все вчетвером сходили на Озерко (небольшое и очень лесное озеро). Саня продолжал приходить ко мне, но уже почему-то не каждые выходные (на субботу Таня приезжала с Ленинграда).
    А вскоре наступила средина декабря, пришел приказ о моем назначении в Андижан, и мы уехали. А в марте получили приглашение на свадьбу. Конечно же, поехать не смогли, послали поздравление. А в 1978 году, будучи в Москве на сессии в академии, встречался с однополчанами — ветеранами уже моего родного андижанского 9-го гвардейского Одесского орденов Боевого Красного Знамени и Александра Суворова авиаполка, в котором воевало 28 героев Советского Союза (в т.ч. 4 – дважды Героя). Там познакомился с многими Героями СССР: Ковачевичем, Карасевым, Рыкачевым, Твеленевым, у которого был дома в гостях и который еще и Заслуженный Летчик-Испытатель. В договоренный воскресный день сделал контрольный звонок на квартиру Твеленева, ответила его дочь, что папа ушел в магазин. Представился, что я комиссар его авиаполка и мы договорились на сегодня о встрече. «Конечно же приезжайте, товарищ комиссар, папа Вас очень ждет, мы все будем очень рады». Долго добирался до Чкаловской на метро, потом электричкой. Михаил Степанович Твеленев с женой очень тепло встретили, накрыли богато стол. Выпили по чарочке, закусили и тут звонок в дверь. Жена побежала открыть и возвратившись сказала, что это вернулась от подружек дочь, чтобы познакомиться с комиссаром, и она первым делом спросила маму, пришел ли комиссар полка. Через минуту заходит молодая девушка, которую уж очень смутил мой внешний вид, т.к. она ожидала увидеть дедушку-комиссара военных лет, а тут 28-летний майор… Сидели с Твеленевыми очень долго. Я расспрашивал о войне, о работе летчика-испытателя. Вот тогда-то и рассказал о молодом и очень перспективном летчике Сане Яблонцеве, о его безудержном и уникальном интересе познать все мельчайшие тонкости летного дела. Что вот таким летчикам место в испытателях. Но в те годы простому летчику попасть в испытатели без сильной авторитетной протекции было просто нереально. Это ведь было не только престижно, но и весьма выгодно материально (там денежное содержание было весьма значительно выше, чем у простых летчиков). Да и было это связано с увольнением из Вооруженных Сил. Михаил Степанович пообещал по возможности посодействовать, попросил сообщить ему весь уровень подготовки Яблонцева. Об этой беседе я и написал Сане Яблонцеву, получил от него подробный ответ, хотя он, как доверительно рассказывал мне позже, и не верил в успех этого дела. Написал большое подробное письмо Твеленеву, где повторно изложил свое мнение о Сане как о летчике и как о человеке, написал, что он мне не сват и не брат, но что я гарантирую, что за этого человека мне никогда ни перед кем не придется краснеть. Письмо писал под копирку, второй экземпляр отправил Сане. Твеленев начал действовать, но… ШЛИ (школа летчиков-испытателей) двухгодичная, набор – через год и в том году набора не было. Но через год он опять пошел с рекомендацией Яблонцева к соответствующему руководству. Не один год продолжались эти его походы к высокому начальству, он потом рассказывал – новые руководители лично его там не знали и не поняли. Тогда он снял куртку, обнажив золотую Звезду Героя Советского Союза, знак «Заслуженный летчик-испытатель» и множественные орденские ленточки. Сказал изумленному начальнику: «Я для Вас не авторитет? Я же не прошу зачислить Яблонцева в ШЛИ, а прошу взять на проверку. Проверьте его на теорию и в полетах. А выводы сделаете и примете решение по результатам проверки». А в полку побывал заслуженный летчик-испытатель Федотов. Он попросил командира полка дать ему летчика на пару полетов – посмотреть, что летчики умеют и потом что-то этому летчику показать. Я и сейчас не знаю – специально ли Федотов прилетел в полк слетать с Яблонцевым или все это воля случая и, что это командир полка Владимир Григорьевич Костиневич определил Саню Яблонцева. Как потом Саня мне рассказывал, старался он вовсю показать пилотирование «по нолям», а Федотов тоже показал ему высший пилотаж, в т.ч. вираж «на пиле», т.е на пределе критических углов атаки – с прерывистым срывом потока с крыла. Но и в полку, и в армии Яблонцева отказываются отпускать в ШЛИ, ему обещают, а потом и назначают на должность заместителя, а потом и командира эскадрильи. Тогда он пишет рапорт о увольнении с Вооруженных Сил и твердо стоит на своем. Вскоре нам в Андижан стали приходить письма с гарнизона Ахтуба, где и базировалась ШЛИ. Конечно климатические условия там суровые, как писала Таня: «Тучи комаров, размерами как «мессершитты». Но Саня так блестяще закончил обучение в ШЛИ, что вскоре был определен в отряд космонавтов, его семью переселили в Звездный городок. Он успешно прошел подготовку как космонавт и как командир системы «Буран». И только бездумное закрытие этой программы не позволило ему слетать в космос. Со временем стал испытателем, а потом и ведущим испытателем КБ Сухого. Именно он впервые поднял в небо «СуперЖдет-100» и провел весь комплекс государственных, а затем и международных сертификационных испытаний самолета. Дважды был у Сани в гостях. Первый раз – один, а второй – с дочерью Олесей. Встретили нас очень тепло, мы с Саней на кухне приготовили плов по-фергански. Мне, наверное, как и Олесе, было приятно слышать его слова благодарности о таком влиянии на его судьбу. Я ответил, что это он сам творец своей судьбы, а я сделал только то, что моя душа и совесть посчитала сделать нужным и справедливым. Олеся очень хотела, как я и обещал, посетить музей Звездного городка. Но оказалось, что музей уже практически не работает и экскурсии не проводятся… Уж не знаю, куда и кому раздавались звонки с квартиры Яблонцевых, но назавтра для нас мужей открыли, показали фильм и провели экскурсию. Олеся увидела и скафандры, и спускаемые аппараты, и другие экспонаты. Мы также побывали в кабинете Юрия Алексеевича Гагарина. Везде сделали фотоснимки. Потом посетили знаменитую Третьяковскую галерею. Думал на 2-3 часа… Там выдавали небольшие цифровые магнитофоны в виде телефонной трубки, набрав на которой номер картины, у которой ты остановился, слушаешь о ней подробную информацию. Так мы с Олесей были в Третьяковке целых шесть с половиной часов (!). Посетили мы и дачу Яблонцевых, там все очень красиво, нам понравилось. Мне показалось, что Олеся даже немного позавидовала. А я нет. Он сам молодец, очень много старался и очень много достиг. Сын Яблонцевых закончил Бауманку, дочь летает стюардессой. Олеся также высказала желание стать стюардессой. Саня сказал, что для этого, кроме её желания требуется три вещи: 1) знание иностранных языков, а она знает английский и немецкий; 2) Привлекательный внешний вид, а она очень красивая; 3) иметь папу или дедушку в авиации (чтобы было ясно, что в авиацию идет осознано), а это у нее также имеется.
    Я потом долго искал реальных стюардесс и нашел в «Моем Мире» одну стюардессу с Испании, которая выходец их Советского Союза. И, большое спасибо ей, что она откровенно описала всю реальную работу и жизнь стюардесс, со всеми её негораздами. Это сложности в получении более выгодных рейсов, сложности в жизни при «поддежуривании» (находишься дома, но в готовности срочно заменить какую-то стюардессу), в постоянных склоках и взаимных подсиживаниях стюардессами. Т.е. она обрисовала все так открыто и подробно, что у Олеси отпало желание получить эту профессию, чему я очень рад. ..
    А Саня продолжал летать, уже как ведущий испытатель гражданских бортов в КБ Сухого.
    8 мая 2012 года я попал в неотложку с инсультом (потом опишу подробнее). А 9 мая моя любимая жена, посетив меня, со слезами на глазах сказала, что в Индонезии во время показательно-демонстрационного полета потерпел катастрофу самолет «СуперЖдет-100», с командиром Александром Яблонцевым. Я лежал на спине и слезы молча потекли мне с глаз в уши… В какой-то степени виню и себя, как косвенного виновника случившегося…
    Ещё в больнице под капельницей я выложил в интернет свое отношение к происшедшему, чтобы злые языки не судачили. Помните, что даже о Гагарине и Серегине распускали слух, что они разбились по пьянке. Я написал, что даже при таких наших теплых отношениях с Саней, на ужине в честь нашей встречи (в субботу, когда даже во вторник у Сани не было полетов), он на радостях позволил себе выпить только 50 грамм коньяка. Также написал о его отношении к полетам, к теории и к практике, о необыкновенной чистоте его техники пилотирования… Многие его друзья потом меня за эти оценки благодарили и распространили их на форумах. Как мне писали друзья, когда после похорон (на которых присутствовали многие испытатели, космонавты) очень высокое начальство не осталось в кафе на поминки, с очень большой вероятностью стало ясно, что вину будут валить на экипаж, чтобы оправдывать и проталкивать на рынок самолет. Я этому также так же этому верю.
    Участвуя в обсуждении этой катастрофы на многочисленных форумах пришел к выводу, что эта катастрофа не случайная. Тогда, 12 мая 2012 года на борту самолета было 45 человек А самое интересное, что тогда прямо перед полетом ещё 5 человек, ранее планировавшихся в этот полет, почему-то внезапно отказались от полета… Это обстоятельство, с учётом того, что все компьютеры на самолете были поставлены из США, (в программы которых можно было внести абсолютно всё, что хотелось, в т.ч. и возможность приведения самолета, по определенным полученным командам, в то положение, в котором он и столкнулся с практически отвесной скалой) приводит меня к рассуждению, что эта катастрофа не была случайной, что это была просто удачная операция спецслужб США по расчистке рынка для Боингов. С этим моим выводом выразила лично мне свое согласие и летчик-испытатель 1-го класса, автор 126 всесоюзных и 101 мировых авиационных рекордов Герой Социалистического труда СССР генерал-лейтенант Марина Лаврентьевна Попович. Она для меня также огромнейший авторитет (прочтите её книги «Я-летчик», «Сестры Икара» «НЛО над планетой Земля» и другие). А меня с того трагического дня и по настоящее время гложут угрызения совести, что не прояви я тогда инициативы по оказанию помощи Сане попасть в ШЛИИ, то, возможно, что он был бы жив…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *