Библиотека

Мазурук И.П., Лебедев А.А.
«Летчики-испытатели Аэрофлота»

Так не учили

    Первый вертолет для Аэрофлота принимал Георгий Петрович Дробышевский. К этим машинам в начале их работы в небе у многих летчиков отношение было скептическим, недоверчивым, неосторожным, а то и вовсе враждебным. Понять их можно: машина без крыльев, а туда же - летать! Дробышевский же, освоив вертолет, понял сразу, какими неоценимыми преимуществами перед самолетом обладает эта неуклюжая, нелетучая на вид машина. И так ему захотелось однажды показать красоту вертолетного полета. А собрались тогда у стоянки, где базировались первые Ми-1, инструкторы, курсанты, летчики-испытатели и даже представители инспекции ГВФ.
    Бортмеханик Александр Васильевич Белов принял вертолет по всем законам сдаточной ведомости, доложил о готовности к полету командиру.
    - Ну, думаю, я вам сейчас покажу, что такое вертолет! - Дробышевский, высокий, худощавый, с огромными кистями рук, чем-то напоминает Дон-Кихота. - Пристегиваюсь, даю полный газ и отрываюсь от земли. Но мой Ми-1 вместо того, чтобы во всем своем вертолетном блеске уйти в небо, закачался будто пьяный. Что я ни делал, он занимал любое положение в воздухе кроме нормального. И это - к моему ужасу и стыду - на виду у авторитетной, знающей в летном деле толк, публики. Даже за себя не испугался -их застыдился. Чудом каким-то посадил я его, зарулил на стоянку, откуда так лихо было взлетел минуту назад, выключил двигатель.
    Поглядел на бортмеханика, а он ни жив, ни мертв.
    - Саша, - спрашиваю его, - ты все правильно перед взлетом сделал? Ничего не перепутал?
    - По руководству по летной эксплуатации работал, - отвечает. «Да-а, думаю. Может сам чего нахомутал? Может не так меня учили?» Вдруг слышу:
    - Товарищ Дробышевский, попрошу ваше пилотское свидетельство.
    - А в чем дело? - меня зло разбирать стало. На себя, на этого, невесть откуда взявшегося начальника.
    - Давайте, давайте! Я начальник инспекции. Нечего на глазах у всех цирк устраивать. Какой вы пример подаете?
    Как дисциплинированный летчик, отдал документы и собрался было идти вместе с ним, но в это время на стоянку прибежал мой инструктор. Я рассказал, что произошло...
    - Ладно, - успокоил он меня. - Разберемся.
    Подошел инженер эскадрильи, перебросились они с инструктором парой слов и заняли места в кабине. Мы с Беловым отошли в сторону. Запущен двигатель. Дрогнули лопасти винта. Дрогнуло и мое сердце - выполнит сейчас мой инструктор полет, скажет, что все в порядке, и ты, Дробышевский, хоть сквозь землю проваливайся. Но... не летит вертолет! Выключают мои наставники двигатель, мой инструктор идет ко мне, бледный какой-то, и передергивается у него щека. Я - к нему...
    - Ну, брат, считай этот день вторым днем рождения. По нашим прикидкам вы должны лежать на спине вот здесь, рядом со стоянкой, а мы - венки тащить...
    - Да объясните вы, что случилось? - чуть не кричу ему.
    - Полный отказ гидросистемы управления. Не могу только взять в толк, как ты справился? Наверное, опыт испытателя помог, да то, что бог тебя силой не обидел.
    - Спасибо, - скромненько поблагодарил я его. - Так нас не учили.
    - Не за что, - улыбнулся он. - После этого полета ты вертолетов можешь не бояться, теперь они ужо будут дрожать перед тобой. И ведь верно напророчил!
    Тут меня все обступили, поздравлять начали... с днем рождения. И начальник инспекции тоже. Даже подарок преподнес - мое пилотское свидетельство!
    Дробышевский улыбнулся, и отблеск его улыбки словно упал на знак заслуженного пилота СССР...

<< Волею судьбы Вот когда нас выбросит >>