Библиотека

Мазурук И.П., Лебедев А.А.
«Летчики-испытатели Аэрофлота»

Самый результативный

    Начиная с 1960 года Отделом фотосъемки ГосНИИ ГА выполнялись работы по автоматизации самолетовождения во время съемок с целью повышения производительности, качества и облегчения работы экипажа.
    Под руководством Надежды Павловны Лавровой в отделе активно трудились талантливые инженеры Ю.И.Полетаев, Г.С.Горин, И.В.Алмазов, С.А.Ницогло, Н.И.Байков, В.Н.Жуков, С.А.Румянцев, Б.М.Емельянов, Ю.В.Евдокимов, В.С.Безруков, В.М.Деулин, М.Н.Горина, С.К.Серебрякова, С.В.Божко, А.И.Павлович, Л.Д.Шестихина, В.Е.Александров, Л.И.Смирнов, Г.И.Гребнев.
    Испытывали технику летчики Б.А.Анопов, В.И.Шутов, К.А.Романов, А.И.Гусев, В.П.Шахин и А.А.Лебедев.
    ...Сухуми. Субтропики. Курортный город с кипарисами, пляжами и морем! И мы проводим испытания.
    Я пришел работать в испытательную организацию из полярной авиации, много лет проработал на «южном» берегу Северного Ледовитого океана, а вот теперь прилетел работать на «северный» берег Черного моря, даже не верится... Сентябрь. На Юге он считается - самый, самый!.. Вода в море +24° С. Всю жизнь мечтал о такой командировке. Начало карьеры летчика-испытателя прямо-таки неплохое, - вспоминает Александр Арсентьевич.
    В полетном задании значится: «Опытная фотосъемка над разрушенными участками земной поверхности. Аэропорты базирования: Сухуми, Адлер, Краснодар, Минеральные Воды, Ростов-на-Дону, Ставрополь, Баку, Ашхабад, Душанбе, Ташкент и т. д., где в это время года и тепло и солнечно, что важно для фотосъемки.
    Постараюсь вкратце рассказать о работе летчиков, инженеров, испытателей фотосъемочного отдела ГосНИИ ГА, одного из результативных подразделений института.
    ...Сухуми. В центре аэродрома положили миру (матерчатый круг, метров шести в диаметре), привлекающую внимание своими разноцветными клиньями.
    Над ней мы успешно проработали целых шесть часов. Немного надоело, а в наушниках продолжалось:
    - Включай аппарат, выключай аппарат. Фильтр - желтый, фильтр - оранжевый и т. д.... и так до обеда. Обед. Море. Отдых. Ничего, работать можно...
    Море. Что может быть лучше южного моря, не знаю. Сейчас полдень, на небе кучевая облачность, даже гроза собирается. Съемочная погода закончилась, вот почему фотосъемщики так рано и просыпаются «ловить» погоду. Ну, а сейчас можно погреться на галечном пляже у деревни Бабушеры.
    - Юра, - спрашиваю у инженера Евдокимова, - что дает вам мира, над которой мы целый день крутились?
    - Объясняется просто - определяем качественные характеристики пленки. Разрешающие способности фотоматериала.
    - А что такое спектрозональная пленка? Вы часто употребляете это выражение.
    - Это когда на одной пленке два слоя эмульсии. Цветная пленка. Для примера, после съемки леса специалист может определить, где хвойный лес и где лиственный...
    Юра продолжал что-то объяснять и далее, но я «улетел» в прошлое. В полярной авиации, вспомнил я, была тоже творческая работа - льды, много льдов. Нужно посоветовать капитану ледокола Вызову или кому-нибудь другому, как лучше пройти в пролив Вилькицкого...
    А испытатель? Вот никогда не знал, что такое мира, спектрозональная пленка и все новое, что задумали инженеры и что нужно знать и летчику.
    - Вот ты, Герман, объясни, - обращаюсь к штурману Горину, -основная нагрузка в работе перешла к тебе как к съемщику, в твоих руках замечательный послушный автопилот АП-6Е, а как с его внедрением?
    - Начинают устанавливать в производственных подразделениях.
    - Это уже хорошо...
    - Этого мало, Арсентьич, мы в эту экспедицию отработаем автомат разворота. Обрати внимание, вон сзади сидит и молчит, вообще он молчаливый, наш «электронный мозг», так мы его и величаем в нашем коллективе. Это Игорь Алмазов, у него все готово. Как он говорит, остается кое-что подпаять. В районе Ташкента проверим на деле. Если хорошо пойдет, то тогда и штурману будет большое облегчение в работе - ему останется установить исходные данные на пульте и... нажать кнопку. И это еще не все, - Игорь обещал воплотить идею Николая Байкова: подключить к автопилоту доплеровскую систему, которая определяет фактическую скорость самолета относительно земной поверхности и угол сноса.
    - Это уже из области фантастики, Герман. Тогда в перспективе у фотосъемщиков производительность вырастет в два раза?
    - В два не в два, а около этого будет. Сейчас бич в съемке - это - разрывы в отснятых маршрутах, так называемые «штаны», и приходится переснимать эти участки, и мало этого, перекрытие маршрутов доходит до 40% при минимуме двадцать. Испытания показывают правильность всех наших задумок. Вот тогда съемщики будут работать без «штанов», брака не будет. Пока идеи... время покажет, на то мы и трудимся.
    ...Район Ташкента. Высота 1500 метров.
    - Арсентьич! Предупреждает Герман, - штурвал будет подергиваться, возможны резкие рывки, будь готов быстро выключить автопилот.
    Действительно, через какое-то время управление начало дергаться, но терпимо. Оглянулся. Инженеры что-то «химичат». Герман сидит за своим пультом, а при входе в пилотскую кабину на полу устроился Алмазов. Рядом с ним стоит осциллограф и еще прибор, похожий на разобранный приемник с кучей висящих в беспорядке проводов всех цветов, и над всем этим - Игорь с дымящим паяльником в руках. Для полноты картины не хватает пожарника в каске.
    Сидим с Гусевым, держим руки на штурвалах, готовы каждую секунду нажать кнопку и отключить автопилот. Подергивания органов управления прекратились, остались вялые уводы самолета с курса. Все шло хорошо. Впереди нас красовался Зеровшанский хребет. Его заснеженные вершины достигают высоты около шести тысяч метров. За хребтом Таджикская республика. Вдруг внезапный резкий рывок влево, мгновение, и горный хребет проектируется в ветровом стекле почти под 90°. Успел отключить автопилот и выровнял машину.
    Ну, а АПР (автомат программных разворотов), как не дергал и не пугал, стараясь перевернуть самолет, был «укрощен» и сейчас успешно применяется в гражданской авиации. С его помощью осуществляется автоматический заход на следующий съемочный маршрут с точностью ±0,5° - при крене и ± 1° - при тангаже.
    Разработанный электронный командный прибор (ЭКП) позволил значительно повысить выдержку продолжительности перекрытия аэрофотоснимков. В результате объем аэрофотосъемки возрос вдвое.
    Отделом были созданы такие приборы, как аэрофотосъемочный аппарат с автоматом регулирования экспозиции, плановая универсальная фотоустановка, топографический радиовысотомер.
    Созданы малогабаритный проявочный прибор, специальный сушильный шкаф, прибор для проявления цветных аэроснимков, а также разработаны рекомендации для фотосъемок на самолетах Ан-2, Ан-28 и вертолете Ка-26. Для повышения качества аэрофотосъемок на базе самолета Ан-24 был построен аэрофотосъемочный самолет Ан-30, который был испытан в ГосНИИ ГА и начиная с 1974 года успешно эксплуатировался в гражданской авиации. Аэродинамические испытания Ан-30 провел летчик-испытатель К.А.Романов.
    На базе самолета Ан-30 созданы летающие лаборатории для изучения природных ресурсов земли и контроля окружающей среды.
    Для фотосъемки с больших высот был переоборудован самолет Ту-134.
    Отдел награждался медалями ВДНХ. Выпущен ряд научных трудов по вопросам аэрофотосъемки. Методические указания и руководства по съемочным полетам выданы подразделениям гражданской авиации.
    Кто они - эти инженеры-умельцы фотосъемочного отдела сейчас?
    Н.П.Лаврова - доктор технических наук, профессор. Ведет кафедру в институте геодезии и аэрофотосъемки. Стали кандидатами технических наук Г.С.Горин, И.В.Алмазов. Ю.И.Полетаев долгое время руководил отделом, его сейчас сменил Ю.В.Евдокимов. Многие продолжают с успехом трудиться в одном из отделов ГосНИИ ГА.

<< Полет с Чухновским - испытателем Необычная потеря >>