Библиотека

Мазурук И.П., Лебедев А.А.
«Летчики-испытатели Аэрофлота»

Жидкая грязь и камешки

    - Прокопыч! Чего не подписываешь задание? - спрашивает летчик у диспетчера.
    - Сегодня такая грязь на полосе, что твой "Антон" завязнет. Отдыхай.
    - Может по бетону взлечу?
    - А по бетону для твоего Ан-2 боковой ветер сильный.
    - Ему вот разрешил, а он на своем Як-40 двадцать раз застрянет.
    - Может и застрянет, но он испытатель! Понял? Отдыхай, тебе говорят.
    ...Самолеты Ли-2 долго оставались "вездеходами", взлетавшими с аэродромов, грунтовое покрытие которых могло быть и твердым, и размокшим в весеннюю распутицу. Но всему приходит конец. Ли-2 промышленность уже не производит. Лишь Ан-2, такой же "вездеход", еще летает, выручает людей на Севере нашей Родины, на Дальнем Востоке, где аэродромы - это песчаные, галечные пляжи на берегах рек и морей, у которых расположились поселки и зимовки.
    На смену Ли-2 в ОКБ Яковлева был создан самолет Як-40, который должен был трудиться там, где хорошо поработал Ли-2. Государственные испытания Як-40 было поручено проводить ГосНИИ ГА.
    - Геннадий Павлович, - обращается к летчику-испытатели Деменко командир ЛИКа Кляус. - По программе подошло врем провести испытания Як-40 на грунтах, эта работа поручается вам.
    - Ясно. Кто в экипаже?
    - Ваши помощники летчик-испытатель Буланов, бортмехаником пойдет Евгений Федорович Иванов. Ведущим инженером по испытаниям будет Валерия Владимировна Попова. Она мастер мягким грунтам и другому разнообразному покрытию, проводила испытания на самолете Бе-30, так что опыт у нее богатый.
    - Еще вопрос: в каком аэропорту рекомендуете проводить испытания?
    - Соберитесь экипажем, посоветуйтесь с Поповой и решите сами.
    - Больше вопросов нет.
    - Хорошо. Вылет через два дня.
    - Собрались мы в методическом кабинете ЛИКа, - рассказывает Деменко, - разобрали по пунктам программу. Остановились на выборе аэропорта для работы.
    - Валерия Владимировна, Кляус сказал, что вы проводили где-то на грунтах испытания на Бе-30, и это, кажется, было в Тернополе и Ровно.
    - В Тернополе и других аэропортах Украины сухо, а вот на Севере, в Сыктывкаре, идут дожди, пожалуй, там для нас самое подходящее место.
    - Сыктывкар, так Сыктывкар...
    ...Взлетели рано утром. Курс на Сыктывкар. В наборе высоты проходим радиопривод "Нерль". Слева на Волге просматривается город Калязин с его знаменитой наполовину затопленной церковью. Волга сопровождает нас до самого Рыбинска. Под нами сплошная зелень лесов. До Вологды летим при ясной погоде. Этот город, как известно, является родиной известного авиаконструктора С. В. Ильюшина. Впереди по курсу появилось море сплошных облаков, которое лежало до самого Сыктывкара. Снижались по радиосредствам аэропорта. Из облаков вышли на высоте 200 и приземлились на бетонную полосу. Старательно работают "дворники" на ветровых стеклах пилотской кабины. Прогноз оправдался: дождь идет вовсю. Он-то нам и нужен.
    На следующий день обговорили с руководством аэропорта детали предстоящих испытаний и обозначили для себя взлетную полосу на грунте - параллельно бетонной полосе.
    Срулили с бетона в начало обозначенной полосы на грунте. Сразу почувствовалось сопротивление размокшего грунта, пришлось добавить мощности двигателям.
    Самолет тяжело порулил, покачиваясь на неровностях грунта, но полной мощности двигателям давать не было надобности. Найдя состояние полосы удовлетворительным, зарулили в начало ВПП.
    - Геннадий Павлович, есть деловое предложение, - завладел моим вниманием бортмеханик Евгений Иванов.
    - Слушаю, Женя.
    - Я обратил внимание, как летит грязь из-под колес, особенно из-под переднего. Так вот, предлагаю один боковой двигатель на пробежках выключить и входной аппарат закрыть заглушкой, чтобы не вывести из строя оба боковых двигателя.
    - Валерия, Женя дело говорит.
    - Правильно он говорит, я тоже обратила внимание на летящую грязь. Кроме того, заглушка покажет грязевые отметины" если они будут.
    Сказано - сделано. Выключили левый двигатель, поставили заглушку.
    - Ну что, начнем?
    - Все готово, командир, - докладывает бортмеханик.
    - Тогда, Буланов, следи за скоростью, чтобы не превышала ста километров.
    - Слежу.
    - Сыктывкар, я борт 87731. Прошу пробежку.
    - Разрешаю.
    - Женя, работающим двигателям - взлетный!
    Самолет стал набирать скорость. Его начало водить слева направо из-за разности в плотности грунта, но управление передней опорой было эффективным и прямая выдерживалась. Скорость нарастала. Вдруг голос бортмеханика нарушил тишину:
    - Командир! Отказывает правый!
    - Всем малый! Выключай отказавший!
    - Пробежали еще метров двести, самолет остановился. ...Чистое блестящее крыло было заляпано грязью... Доложил диспетчеру, что заруливаю на стоянку и попросил цистерну о водой для мытья машины.
    - В чем же дело, Женя? - спрашиваю бортмеханика.
    - Зашкалили показания температуры газов.
    С трудом, на одном работающем на взлетном режиме двигателе, вырулили на бетонную полосу, благо она была рядом, и по ней - на стоянку.
    Двигатель облепили механики. Мы с Поповой подошли к самолету с другой стороны и увидели, что заглушка стала серо-буро-малиновой - все цвета грунта были наляпаны на ней в беспорядке, как у хорошего абстракциониста. После осмотра двигателя было обнаружено много забоин на лопатках турбины. Двигатель подлежал замене.
    В руководстве летной эксплуатации (РЛЭ) появилась запись: "эксплуатация самолета на грунтах с размокшим верхним слоем запрещается".
    ...Испытания продолжили в аэропорту Вентспилс, где ВПП имеет супесчаный грунт.
    На одном из взлетов опять произошел отказ бокового двигателя из-за попадания в него мелкой гальки и щебня, вылетавших на разбеге из-под передней опоры.
    В результате испытаний опять запись в РЛЭ: "...эксплуатация самолета на грунтах, имеющих на поверхности каменисто-галечные включения в несвязанном состоянии, запрещается".
    Проходившие одновременно эксплуатационные испытания Як-40 подтвердили наши заключения - во время взлета с пассажирами на одном из грязных аэродромов отказали оба боковых двигателя из-за забивания их грязью. Взлет был прекращен.
    Генеральному конструктору А. С. Яковлеву пришлось согласиться, ему осталось только подписать наши ограничения, указанные в РЛЭ.

<< Немного «улево» Немного о беспечности >>