Библиотека

Мазурук И.П., Лебедев А.А.
«Летчики-испытатели Аэрофлота»

Операция «Торос»

    - Вижу, вижу, Марк Иванович! И себя вижу, и суда, идущие за мной. Вот это здорово! Будьте добры, пройдите до Гейберга, хочется посмотреть обстановку в проливе. Да-а. Вот это то, что нужно морякам, - продолжает восторгаться капитан ледокола.
    - Видишь, Лебедев, - обращается начальник Полярной авиации М. И. Шевелев ко мне, - капитан забыл, что это первый эксперимент, только начало испытаний аппаратуры, а уже просит pa6отать на него...
    Ледовая разведка в Арктике проводилась на самолетах Ли-2, Ил-12, Ил-14. Летчикам приходилось летать десятки часов на низких высотах. Часто на карте ледовой обстановки гидролог проводил линию желтым карандашом. Это означало, что лед не виден туман. Для летчиков ледовой разведки такая линия - брак в работе, а для капитанов - "белое" пятно по курсу. Проводка судоов усложнялась. Надо было думать, думать, как уничтожить "желтый карандаш". И "наука" изобрела аппаратуру для инструментальной ледовой разведки. Она позволила наблюдать льды точно под собой с любой высоты полета, которую сможет набрать самолет.
    Проводить испытания начали на самолете Ан-24. Мы могли наблюдать льды с высоты шести тысяч метров и видеть их сквозь облака и ночью! Мало того, мы могли различать не только количество, но и качество льда - от "нилоса" (самый молодой лед) до "пака" (многолетний лед). А главное, аппаратура позволяла изображение ледовой поверхности передавать на борт ледокола. Капитан ледокола, ведущего караван, видит на экране свой ледокол, суда, следующие за ним, и ледовую обстановку вокруг. Ширина просматриваемой площадки от 30 до 60 км. Вот испытания такой аппаратуры нового ледового разведчика мы проводили.
    - Константин Константинович, - обращается опять к капитану Шевелев. - У нас на борту самолета хорошо просматривается ваш ледокол, а позади - четыре судна. Ваш караван находится в девятибалльном льду. Западнее вас на четыре мили чистая вода.
    - У меня на экране, Марк Иванович, все то же, о чем вы говорите. Это чудо! Не нужно никаких ледовых карт.
    - Константин Константинович, а вы не учитываете, что сейчас ночь и над вами сплошная облачность?
    - Как же, как же! Теперь с такой техникой можно навигацию круглый год вести, были бы мощные ледоколы.
    - Все будет, дайте срок!
    - Да, Марк Иванович, самолеты, когда летят на бреющем полете или на небольшой высоте, слышно за несколько десятков километров, дальше УКВ-связь не достает. А вот с вами, когда идете на большой высоте, разговариваю за сотни километров...
    Их восторженную беседу о достоинствах новой техники прервала прозаическая реплика бортмеханика Игоря Гусева:
    - Топлива осталось до Косистого...
    -Ну, что ж, Константин Константинович, счастливого плавания, а мы на посадку в Косистый. Топливо подпирает.
    - Счастливого полета!
    - Игорь, а если придется на второй круг уйти, хватит у нас горючего?
    - Я вас не совсем понял. Конечно хватит, и не только для второго круга, но и на полет до запасного аэродрома. А чего это вы забеспокоились, Марк Иванович?
    - Да был случай у полярного летчика Бориса Майорова. Заходил он на посадку в Косистом, а там полоса расположена вдоль поселка, совсем с ним рядом. Когда Майоров запросил у диспетчера разрешение на посадку, то получил команду уйти на второй круг. Командир удивился - погода хорошая, заход точный. Естественно, спрашивает, в чем дело? А в ответ: "Полоса занята, на ней идет борьба?" Какая борьба? - продолжает интересоваться Майоров. "Сегодня День шахтера, праздник, двое выбрали ВПП местом для выяснения отношений. Принимаем меры", - объяснил диспетчер. При повторном заходе Майоров получил разрешение на посадку. Но продолжая сомневаться, свободна ли полоса, решил уточнить, - а как борцы? "Заходи спокойно, командир, их держат", - успокоил диспетчер... Вот я и засомневался, нет ли сегодня какого праздника?
    - По моим расчетам праздников не предвидится, летим спокойно, - улыбнулся Игорь...
    Отдохнув, на следующий день решили аппаратурой обследовать пролив Вилькицкого и некоторые проливы Северной Земли. Вылетели в плохую погоду, пуржило. Запасными взяли аэродромы Хатанги и Тикси. Набрали высоту 5000 метров. Под нами море Лаптевых. Ниже полета сплошная облачность, но наш "Торос" хорошо показывает береговую черту, чистую воду у берега Прончищева и четырехбалльный лед в десяти милях от берега.
    - Лебедев, узнай, пожалуйста, у "Челюскина", какие суда идут с востока в пролив Вилькицкого, - просит Шевелев.
    Передаю просьбу радисту Василию Герасимову. На экране нашего обзорного локатора "эмблема" - показались очертания мыса Челюскин и берега пролива.
    - Командир, с востока к проливу подходит "Индигирка", а с запада - вчерашний караван судов во главе с ледоколом "Москва".
    Доложил об этом Шевелеву и предложил ему наушники. Mapк Иванович тут же по УКВ вызвал "Индигирку".
    - Александр Иванович! Как дела в морском флоте?
    - Все нормально, иду в Мурманск.
    - Как погодка?
    - Отвратительная. Сильный снегопад, еле-еле бак вижу (но корабля), а вы где, что, сами не видите?
    - Мы? Рядом, над вами, на высоте пять километров. Вас видим и что вокруг вас делается, а вот погоду определить пока не удается. Сейчас впереди по курсу у вас 4-5 баллов годовалого льда Обстановку в проливе доложу через полчаса.
    - Изволите шутить, Марк Иванович? Я ничего не вижу, a вы сквозь облака все видите. С каких пор эти чудеса на трассе?
    - Пока новую аппаратуру пробуем, потом она будет основной на ледовой разведке.
    - Вот это здорово! Жду сведения об обстановке в проливе, До связи.
    Подходим к проливу с востока, ориентируясь по обзорному локатору. Захвата нашего "Тороса" хватает от берега до берега. Достаточно одного прохода. На экранах вырисовывается картина ледовой обстановки: посередине пролива тоже 4-5 баллов годовалого льда. ближе к берегам плотность увеличивается до 8 баллов, За Гейбергом чисто. Передаем обстановку "Индигирке" и на ледокол "Москва", который и сам ее видит на своих экранах. Получаем благодарность от капитанов.
    - Марк Иванович, предлагаю посмотреть пролив Красной Армии, который, как вы знаете, не всегда удается увидеть нашим ледовым разведчикам из-за сильной болтанки в нем.
    - Это точно, Лебедев. На нашей высоте болтанки не чувствуется, - с удовлетворением подтвердил Шевелев.
    Огибаем остров Большевик с востока. Наблюдаем 10-балльный припай (сплошной лед у берега), уходящий в море до десяти километров.
    Идем над серединой пролива. "Торос" беспристрастно показывает На своих экранах все, что творится внизу. К достоинствам этой техники надо отнести и то, что хорошо просматриваются горные образования. Половина пролива открыта, а вторая - полностью за бита 10-балльным льдом. На сегодня хватит...
    Приятно отметить хорошую работу новой техники с первых дней ее испытания. На посадку направились в Тикси. Всепогодный ледовый разведчик есть!

<< Немного о беспечности Искали одно, а нашли... >>