Библиотека

Мазурук И.П., Лебедев А.А.
«Летчики-испытатели Аэрофлота»

Ложный сигнал

    На самолете Ту-104 № 42318 заканчивались испытания по ускоренным нагрузкам на конструкцию машины, параллельно шли ресурсные испытания двигателей. Знаменит он был тем, что из всей когорты туполевских первенцев реактивной пассажирской авиации шел под вторым номером, возил высокое начальство в Индонезию... Как все первые "Ту", он был оборудован с повышенным комфортом - перед пассажирами стояли удобные столики, имелись на борту и спальные каюты. Эти удобства очень сильно теперь пришлись по душе испытателям, в общем-то не избалованным комфортом... Они "выжали" из этой машины что только можно - и по количеству часов налета, и по числу взлетов и посадок, намного опередив Ту-104, находящиеся на эксплуатации в Аэрофлоте, - и готовили постаревший самолет к статическим испытаниям на земле.
    Шли последние полеты, и один из них мы выполняли "пополам" с летчиком-испытателем Василием Ивановичем Сысоевым, то есть половину программы в качестве командира экипажа вел он, половину я, - вспоминал А. А. Лебедев. Отлетав свои Часы в районе Минеральных Вод, я передал бразды правления Сысоеву. Пока он со штурманом Евгением Матковским ходили в АДП (аэродромно-диспетчерский пульт) оформлять вылет на Москву, подъехал топливозаправщик, началась обычная предполетная подготовка самолета.
    ...Полет в Москву протекал спокойно. Погода стояла ясная, тихая, самолетом управлял автопилот... Я начал раздумывать о том, какое это все же хорошее дело - автоматика, как помогает летчику в работе. Мысли мои унеслись на Ил-62, в те дни, когда летчики-испытатели ГосНИИ ГА вели испытания по приземлению этого самолета в автоматическом режиме, без участия летчиков. Мне довелось участвовать в них в качестве летчика облета. Вот когда автоматика подарила мне ни с чем не сравнимые ощущения!
    Идет заход на посадку в автоматическом режиме. Летчик-испытатель фирмы С. В. Ильюшина Александр Тюрюмин советует мне:
    - Саша, ты убери руки со штурвала, убери. Пусть техника за нас поработает...
    - Вмешаться успеем?
    - Успеем, но это не потребуется.
    - Подчиняюсь, - сказал я и последовал его примеру. Странно чувствуешь себя в кабине, когда огромный самолет словно живое существо, сам, без нашего вмешательства, выполняет третий, четвертый разворот, входит в глиссаду снижения, автоматически выпускает закрылки... Рычаги управления двигателями сами отходят назад, уменьшая мощность движков, будто ими манипулирует бортинженер-невидимка... Приближается земля, вот она ВПП, так и тянет ухватить штурвал, но... взгляд Тюрюмина останавливает меня. Самолет выходит из угла планирования, высота выравнивания, и мы мягко катим по бетону, точно выдерживая направление по осевой линии ВПП аэропорта Шереметьево...
    А когда мы зарулили... Но мои воспоминания прервал тревожный голос бортинженера: '
    - Сработала система пожарной сигнализации правого двигателя!
    Но... показания его работы нормальные. В таких ситуациях время будто застывает.
    - Может ложное срабатывание сигнализации? - в голосе Сысоева легкое напряжение, которое может уловить лишь тот, кто хорошо знает этого человека.
    - Возможно, - Владимир Борисович Афанасьев ничего определенного сообщить нам не может.
    - Выключай! На земле разберемся, - Сысоев командует четко и ясно. - Штурман! Где находимся?
    - Прошли Воронеж, до Москвы сорок минут лета. С учетом потери скорости...
    - Ясно! Экипаж, идем в Шереметьево, - сообщил свое решение командир, а оно на борту - закон.
    Успокоились... Идем на одном. Александр Трофимович Брюханов, наш бортрадист, проинформировал диспетчера об отказе двигателя и пояснил, что полет испытательный...
    - Володя, - окликнул я бортинженера. - А сколько этот движок наработал сверх установленного ресурса?
    - Больше тысячи часов.
    Бортинженер вышел в пассажирский салон осмотреть двигатель. Вернулся...
    - Двигатель выглядит нормально, дыма нет, - ровно доложил Афанасьев.
    Дошли, сели с трудом из-за бокового ветра. После проверки двигателя оказалось, что действительно срабатывание сигнализации было ложным.
    ...Ну, а судьба ветерана Ту-104 № 42318? Ученые института, исследовав машину, пришли к выводу, что ей можно совершить еще один полет, последний, в лабораторию для наземных испытаний в Новосибирск...
    И выполнил этот полет Василий Иванович Сысоев.

<< Искали одно, а нашли... Будни, из которых состоит наша работа >>