Содержание

Марк Галлай. «Я думал: это давно забыто»

Как я был взяткодателем

    Взяток я никогда не брал (правда, никто мне их и не предлагал — не такие я занимал должности, чтобы был смысл предлагать мне взятки).
    Но насчет того, чтобы самому давать их,-грешен. Был такой случай. Причем давал не только сам, но в сговоре со своим механиком. Кажется, это по закону усугубляет меру уголовной ответственности. Единственное, на что я могу сегодня надеяться, это на давность совершенного правонарушения.
    Дело было вскоре после войны. Мне поручили принять на Таш- кентском авиазаводе самолет и перегнать его как можно скорее в Москву.
    - Ну, особенно скоро не получится, - сказали умудренные опытом военных перегонов коллеги. - Машина тихоходная, а главное, насидишься на промежуточных аэродромах: бензин всюду в дефиците, да и заправщиков не хватает.
    Действительно, машине, которую мне предстояло перегонять от Ташкента до Москвы, требовались, по крайней мере, две, а то и три посадки.
   Однако мой механик Саша Демичев (в будущем сам ставший летчиком) сделал ответственное заявление:
   - Перегоним за один день. Будь спок.
   И я, доверившись ему, рискнул заключить на сей счет с коллегами несколько пари.
   В Ташкент нас забросили на попутном рейсовом самолете. Два дня ушло на оформление документации, приемку Демичевым самолета, короткий пробный полет в районе заводского аэродрома.
   И вот ранним утром мы двинулись в путь.
   Погода была хорошая, моторы работали ровно, машина спокойно шла на автопилоте. В общем, все шло тихо и мирно - до первой посадки.
   Приземлившись, мы обнаружили на аэродромной стоянке длинный ряд самолетов, ожидающих заправки и один-единственный автозаправщик, шланг которого, заканчивающийся пистолетом, был вставлен в заправочную горловину баков очередного счастливчика.
   — Что ж, Саша, — сказал я. — Иди, займи очередь.
   Но Саша не торопился выполнять мое распоряжение. Он достал из своего имущества небольшую - примерно литровую - фляжку и наполнил ее спиртом из неизвестно откуда взявшейся у него канистры.
   С этой фляжкой он отправился на переговоры с заправщиком.
   Переговоры эти увенчались потрясающим успехом. Едва завершив операцию по уже начатой заправке очередной машины, заправщик под аккомпанемент негодующих воплей обманутых в своих ожиданиях очередников направился прямо к нам — и через двадцать минут мы были готовы отправляться дальше в путь.
   В точности то же самое произошло и на втором, и на третьем промежуточном аэродроме.
   Солнце склонялось к закату, когда мы подошли к своей базе, лихо отметились в развороте над ангарами и сели, закончив перегон в течение одного дня.
   Пари были выиграны.
   Но это был единственный случай в моей жизни, когда я куда бы то ни было влез без очереди. Даже если имел на то формальное право. Очень уж запомнилось мне праведное возмущение механиков, которых мы тогда столь нахально обошли с заправкой. Так что, если я и взяткодатель, то, прошу учесть, раскаявшийся.
   Но что я тогда впервые понял, так это преимущество свободно конвертируемой валюты (в данном случае - спирта).