Содержание

Марк Галлай. «Я думал: это давно забыто»

Ценный подарок

    Стратегический реактивный бомбардировщик, созданный в конструкторском бюро В.М. Мясищева, был не очень прост как в конструкции, так и в управлении: требовал за штурвалом летчика достаточно опытного.
   Поэтому, когда машина пошла в серийное производство, просто так передать ее в руки заказчика - Дальней авиации - в расчете, что, мол, там сами разберутся, было нельзя. Нужно было подготовить экипажи, хотя бы первую группу будущих командиров этих бомбардировщиков: оттренировать и лишь после этого выпустить в самостоятельные полеты. Это не вполне точно называлось "переучиванием". Естественно, что эта задача была возложена на летчиков, штурманов, бортинженеров летно- испытательной базы конструкторского бюро.
   Методика первоначального обучения летчиков разработана достаточно подробно. Методика подготовки профессионального летчика на новом для него летательном аппарате почему-то разработана меньше. Но суть ее можно сформулировать так: помнить, что твой подопечный вообще-то летать умеет, не повторять общих, единых для всех летательных аппаратов основ, кратко, но четко обрисовать особенности, присущие новому самолету (их обычно бывает немного), - вот, пожалуй, и все. А в воздухе вмешиваться в управление как можно реже, только для предотвращения ситуации действительно опасных.
   Не теряя времени, мы принялись за дело.
К.Е.Ворошилов вручает М.Л.Галлаю Золотую Звезду Героя Советского Союза. 1957 год.
К.Е.Ворошилов вручает М.Л.Галлаю Золотую Звезду Героя Советского Союза. 1957 г.
   Очень скоро обучаемые летчики освоили самолет, выполнили по контрольному полету и получили в своих летных книжках желанную запись: "Допущен к полетам командиром корабля..."
   Как и положено, новоиспеченные командиры устроили в аэродромной столовой банкет нам - своим недавним инструкторам.
   Прошло несколько дней, как вдруг в нашу летную комнату поступила команда: "Летному составу выйти на поле".
   Выйдя на аэродром, мы обнаружили, что на бетонной рулежной полосе стоит стол, покрытый красной скатертью, вокруг которого суетятся несколько незнакомых нам офицеров.
   Мы встали в некое подобие строя (строевая выучка не входит в число достижений нашего рода войск). Из подъехавшего автомобиля вышел и стал возле стола командующий Дальней авиацией маршал авиации В. Судец. И один из доселе незнакомых нам офицеров начал читать приказ.
   Оказалось, что командование Дальней авиацией решило воздать должное участникам "в заданный срок и при высоком качестве проведенного переучивания".
   Когда среди удостоенных "благодарности и ценного подарка" была упомянута моя фамилия, я, как положено, вышел из строя, подошел к маршалу и стал перед ним, в меру своих сил изображая этакого лихого строевика.
   - Поздравляю вас, товарищ полковник, — сказал Судец, пожал своей правой рукой мою правую, а левой сунул в мою левую какой-то предмет - техника поздравления с вручением презента была давно отработана.
   Глянув краем глаза на врученный мне предмет, я обнаружил, что это серебряный портсигар, уже шестой или седьмой из полученных мной, некурящим, за годы службы. Наверное, я не сдержал полуулыбки, потому что Судец - человек довольно крутой - уставился на меня с явно недовольным выражением лица: что это, мол, за неподобающее торжественности момента веселье!
   Я незамедлительно состроил вполне серьезную мину, сказал: "Служу Советскому Союзу!" - и, начал то, что называется "отходом от начальника". Но не успел сделать и двух шагов, как услышал вопрос маршала, явно адресованный своему ассистенту:
   - Галлай - курящий?
   - Не знаю, товарищ маршал.
   Последующие слова маршала воспроизвести даже в современной, широко использующей так называемую неформальную лексику печати трудно. Тирада продолжалась, пока я, отходя, не вышел за пределы ее слышимости. Ее содержание в переводе на общепринятый язык сводилось к тому, что если что-то даришь, то надо знать кому. И что за формализм он, маршал, будет спускать семь шкур. И так далее.
   Значение мелочам командующий придавал, как видно, немалое. И был, наверное, в этом прав.