Содержание

Марк Галлай. «Я думал: это давно забыто»

«Нам не страшен серый волк...»

    Первые цветные кинофильмы пришли на наши экраны в середине тридцатых годов из-за рубежа и произвели у зрителей фурор. "Кукарачу" пели на всех углах. Были среди этих кинофильмов и мультипликационный фильм У. Диснея "Три поросенка", песенка из которого "Нам не страшен серый волк, серый волк, серый волк..." тоже незамедлительно обрела популярность, а сами эти слова превратились в некий девиз, означавший готовность безбоязненно встретить и успешно преодолеть всевозможные жизненные осложнения.
    В День авиации 18 августа 1936 года у нас, в Ленинграде, на комендантском аэродроме был затеян - это только начинало входить в традицию - авиационный праздник.
Летали самолеты, парили планеры, десяток инструкторов парашютно- го спорта, в том числе и автор этих заметок, выполнили групповой прыжок.
    Но центральный номер программы был впереди. В двухмоторном (к тому времени уже изрядно устаревшем) бомбардировщике ТБ-1 разместились трое парашютных инструкторов, я в том числе, причем каждый держал в руках живого розового поросенка с укрепленным на нем небольшим грузовым парашютом, и инструктор-собаковод со здоровенной немецкой овчаркой, также снабженной соответственно несколько большим парашютом. Когда летчик П.П. Скорандаев "дал моторам полный газ", поросята забились у нас в руках и подняли страшный визг. Я своего подопечного еле удерживал, беспокоясь кроме всего прочего, чтобы его переживания не отразились на чистоте моего нового синего комбинезона.
    Наконец, описав широкий круг, самолет вышел на высоте 500 метров к центру аэродрома. Скорандаев поднял руку, и мы со вздохом облегчения выбросили поросят за борт. Их парашюты сразу же раскрылись. А инструктор-собаковод своего пса не выпихивал: он скомандовал ему: "Пошел" - и умный пес без секунды промедления сам выпрыгнул из самолета.
    С неба на публику медленно спускались три поросенка, а за ними - овчарка, успешно выступавшая в роли волка. Оркестр на земле играл музыку из диснеевского мультфильма. Успех этого номера был, как мне рассказывали остававшиеся на земле товарищи, полный...
    Почему мне так запомнился тот светлый, солнечный день? Наверное потому, что это был 1936 год. Последний перед страшным 1937-м. Конечно, к тому времени у нас за плечами уже была и коллективизация, и процессы Промпартии и шахтинцев, и заключение в тюрьму вчерашних вождей Зиновьева и Каменева, и вспышка репрессий в Ленинграде после убийства Кирова. Но значения этих событий как преддверия массового террора большинство из нас не осознавало. По свойственному молодости оптимизму они воспринимались нами как отдельные черные пятна на общем светлом фоне. А что такое коллективизация и ликвидация "кулачества как класса", я, городской ленинградский парень, толком вообще не представлял.
    Кто мог подумать, что всего год спустя страна окажется в гнетущей атмосфере сталинского террора? Террора, который многим молодым людям, таким как я, на многое раскроет глаза.
    "Нам не страшен серый волк..." Кому как.