Содержание

В.Е.Меницкий. «Моя небесная жизнь»

Часть IV

БРАТЬЯ ПО НЕБУ

РОМАН ТАСКАЕВ

    Следующий летчик, о котором я хотел бы рассказать, - Роман Таскаев. Нам на фирму нужен был летчик, и Федотов отправил в Школу летчиков-испытателей меня, наказав найти "хорошего парнишку". Я такие задания выполнял неоднократно, и Федотов меня каждый раз перепроверял, смотрел, как я подхожу к этому вопросу.
    Я побывал в Школе, встретился с ее руководством, отдельно переговорил с Сашей Фирсовым, заместителем начальника ШЛИ. (Он был летчиком-испытателем на туполевской фирме, а затем ушел в ЛИИ. Он был, как у нас шутили, из породы правдоискателей, но я питал к нему симпатию и уважал за прямой и честный нрав.) После этого я доложил Федотову, что есть несколько способных ребят, которые выделяются из общей массы. Среди них я назвал Таскаева и Тресвятского, но добавил, что по летным и человеческим качествам я бы отдал предпочтение Роману. Федотов посоветовал мне как следует присмотреться к этой кандидатуре. Я стал приглядываться к Роману, собирал о нем отзывы у инструкторов. И хотя я с ним не летал, но представление о его летных качествах получил достаточно ясное. И доложил Федотову, что кандатура Таскаева наиболее подходящая. Федотов взял его на фирму, Роман всем понравился - он был обходительный, хороший парень.
    В первые же дни на фирме его ждала серьезная проверка. Он полетел с Федотовым на МиГ-23, и у них произошел частичный отказ рулевого управления. Они пошли на большую приборную скорость, и на скорости примерно 1100 км/час вынуждены были катапультироваться. Катапультировались они удачно, обошлось без травм. Наверное, Роман многого и не понял в том полете, но этот случай был для него хорошей школой: он прочувствовал необходимость быть всегда готовым к принятию мгновенных решений и выполнению нужных действий в экстремальной ситуации.
    Я все время держал Романа на примете, часто говорил Федотову, что у него большие задатки с точки зрения техники пилотирования - он очень быстро все воспринимал. Роман работал на фирме меньше года, когда погиб Александр Васильевич. После этого я его взял под плотную опеку и старался нагружать по полной программе. Я быстро ввел его во многие программы и форсировал подготовку своего подопечного. Роман жадно впитывал все новое. Я стремился, чтобы он налегал на теорию и знание материальной части не формально, а осознанно. Все это давало положительные результаты. И когда мы стали вести серьезную подготовку к выходу на международную арену, для этой цели я выбрал двух летчиков - Романа Таскаева и Анатолия К.
    Роман хорошо себя проявил на выставке-салоне в Фарнборо, последующее его участие в различных шоу подтвердило летную хватку Таскаева, его способность к импровизации. Его пилотажный комплекс всегда вызывал восхищение у зрителей. Один раз, на салоне в Китае, генеральный конструктор ОКБ им. Сухого Михаил Петрович Симонов, уж на что был скуп на похвалы, и то признал, что Роман показал самый лучший пилотаж. Это было приятно слышать, и я знал, что Роман достоин и большей похвалы.
    Затем я его привлек к морской тематике, мы много вместе летали, работали, я видел, что и там он быстро осваивает самые трудные элементы, и этим он выгодно отличался от многих летчиков. Ему достаточно было показать новый режим один-два раза, чтобы он начал его правильно выполнять. Это качество сильно помогало ему в летной профессии.
    Настало время, когда было необходимо принять решение, кто останется после меня шеф-пилотом я уходил на административную работу. И я без колебаний на этой должности оставил Романа Таскаева. У руководства были определенные сомнения, справится ли он с этой работой. Их мне высказывали и Беляков, и Вальденберг, и Белосвет. Впрочем, такие сомнения всегда возникают при смене шеф-пилота на фирме. Сначала кажется, что заменить проверенного шеф-пилота невозможно. Но, как известно, свято место пусто не бывает, и лично я был абсолютно уверен, что Роман справится с этой работой с честью. Я не ошибся. У Романа дело пошло хорошо, хотя вступление его в новую должность (это было в 1993 году) совпало, мягко говоря, с неблагоприятным периодом в жизни страны - ее распадом и развалом ее экономики. Поэтому ему пришлось тяжело.
    Но даже в этих условиях он осуществил подъем новой машины - МиГ-АТ. Это машина совершенно нового образца, это не модернизация и не модификация прежних моделей. Во время одного полета произошло ЧП - отвалился кусок стабилизатора, самолет попал в плохо управляемое движение, но Роман с честью вышел из этого положения: он не только сам остался жив, но и сумел этот самолет благополучно посадить.
    Роман Таскаев внес неоценимый вклад не только в развитие наших фирменных самолетов, но и всей отечественной авиации. За свою деятельность он получил звание Героя России, стал заслуженным летчиком-испытателем России. Хотя, еще раз подчеркну, его работа шеф-пилотом совпала с трудным периодом нашей истории и он не смог реализовать весь свой потенциал на этой руководящей работе. Возможно, сыграли свою роль и его какие-то личностные качества. Но как бы там ни было, он ушел с фирмы в ОКБ Яковлева, а жаль. Иногда во имя интересов дела надо уметь быть выше личных обид. Впрочем, время - лучший судья и все расставит по своим местам.



<< Токтар Аубакиров Валерий Зайцев >>