Содержание

В.Е.Меницкий. «Моя небесная жизнь»

Часть IV

БРАТЬЯ ПО НЕБУ

ПАВЕЛ ВЛАСОВ

    Из молодых летчиков я бы еще хотел отметить Павла Власова. Когда я его брал из Школы летчиков-испытателей, по своим летным задаткам он мне напомнил Романа Таскаева, но культура пилотирования у него, пожалуй, была выше. Связано это было с тем, что он работал инструктором, и это не могло не сказаться на его подготовке. Думаю, если бы у Романа был такой же опыт инструкторской работы, он бы проявил себя еще ярче. Павел был хорошо технически подготовлен, и это естественно - он принадлежал другому поколению летчиков и был одним из его лучших представителей. Он все схватывал на лету, впитывал в себя новое, как губка. Был очень дисциплинированным, к тому же отличался вдумчивостью, аналитическим подходом к заданиям старших товарищей. Он внимательно нас слушал, но при этом сохранял свою индивидуальность, а это очень важно если ты хочешь достичь вершин мастерства. У Павла эта индивидуальность проявлялась очень ярко. Поэтому я сказал Роману, что делаю ставку на Павла, он должен быть ориентирован на перспективу и его обучение должно строиться таким образом, чтобы он смог в будущем возглавить нашу фирму. И поэтому его надо - может быть, даже в ущерб другим - загружать работой по полной программе. Откровенно говоря, я даже хотел, чтобы он поднял новый самолет МиГ-АТ.
    Я направил Павла на морскую тематику, и он наряду с нашими летчиками старшего поколения на ней работал. Этим ему было оказано большое доверие, и он это доверие оправдал. Естественно, перед тем как доверить ему морские полеты, я с ним летал сам и сделал вывод, что пилотирование на корабль у него больших трудностей не вызовет.
    Я хорошо понимал, что с точки зрения освоения пилотирование на корабль - дело очень сложное, но в то же время был глубоко убежден, что это нам по силам. Исходил я и из того, что в Америке, которая этими полетами занялась раньше нас, пилоты были не суперкласса, хотя их отбирают из достаточно опытных летчиков, имеющих около 1200 часов налета. У нас этот налет был даже больше, а уж опыт у летчика фирмы по сравнению с опытом простого летчика, который поступает на корабль, неизмеримо больше. В системе нашего отбора летчик фирмы гораздо выше, чем любой морской летчик в Америке, Англии или во Франции. Кроме того, его разноплановость и острота видения ситуации значительно отличаются от тех же качеств строевого летчика.
    Первые же полеты показали, что летчики и с нашей фирмы, и с фирмы Сухого способны решать эти проблемы блестяще. Конечно, большое преимущество американцев состоит в том, что у них это уже отработанная технология - как в вопросе технических средств, так и в подготовке летного состава. В США эта система уже получила автоматическое управление, что возможно сделать и у нас в самом ближайшем будущем. Второе их преимущество состоит в том. что используемый ими прибор для захода самолета на палубу - линза Френеля - более точный инструмент, наша "Луна", хотя последняя лучше по своей философии. Линза Френеля обеспечивает получение тонкого, прямого, без искажений, луча с корабля на летчика, по которому и производится посадка. Наши разработки в этой области тогда находились в начальной стадии, и подобную линзу мы при всем желании не могли установить на палубе. Конечно, можно было определенным способом достать комплект такого посадочного комплекса, но особого смысла в этом не было: серийно мы все равно не могли его выпускать. Наша промышленность, даже имея образцы, была не в состоянии технологически реализовать чужую идею.
    Поэтому была предложена отечественная система посадки, которая выпускала несколько разноцветных лучей - по их цветовой тональности летчик определял свое положение относительно планирования (глиссады). Один из недостатков "Луны", как назвали эту систему, заключался в том, что лучи рассеивались и цвета накладывались друг на друга. Главным же недостатком было то, что при подходе непосредственно к палубе существовала "мертвая зона", в которой летчику было очень тяжело ориентироваться. У нас были наработки по линзе Фринеля, и я считал, что в перспективе этот недостаток будет устранен. И тогда подготовка морских летчиков будет упрощена. И тем не менее все наши ребята - в первую очередь микояновцы и суховцы, а затем лиивцы и военные отлично справились с трудной задачей пилотирования на корабль.
    Возвращаясь к рассказу о Павле, хочу подчеркнуть еще раз, что он очень сильный летчик с большим будущим. И если коммерциализация всех сфер нашей жизни, в том числе и легно-испытательной, не захлестнет его, я думаю, что он может стать выдающимся летчиком. Кстати, в 1998 году ему было присвоено звание Героя России.

<< Марат Алыков и Александр Гарнаев Владимир Горбунов >>