Лаврентьев Сталь Александрович

1934-1973

С.А.Лаврентьев

С.А.Лаврентьев

Заслуженный лётчик-испытатель СССР (17.08.1973), полковник (1970).
Родился 3 октября 1934 в городе Кинель ныне Самарской области. С 1946 жил в городе Куйбышев (ныне — Самара). В 1952 окончил 10 классов школы.
В армии с октября 1952. В 1953 окончил Батайское ВАУЛ. Служил в строевых частях ВВС (Прибалтийский ВО).
С января 1959 — лётчик-испытатель ГК НИИ ВВС (Управление спецслужб, с 1961 — 1-е Управление). С 1972 — заместитель начальника СЛИ ИА. Провёл госиспытания Су-15 (1963-1964), Су-15Т (1969-1970), Су-15ТМ (1970-1971) и Су-24 (1970-1973), испытания курсовых и глиссадных радиомаяков на Ми-4 (1959-1960), высотного спецснаряжения на Як-25Л (1961), БРЛС на малых высотах на МиГ-21ПФ (1962), испытания на газодинамическую устойчивость двигателей на МиГ-21ПФ и Су-11, испытания Су-7Б и МиГ-21 ПФ на грунте, испытания Су-7 с ракетой Х-28 (1972). Участвовал в госиспытаниях МиГ-21У, провёл испытания различного спецоборудования на МиГ-19С, МиГ-21Ф, Су-7Б, Су-9 и Ил-14.
Погиб 28 августа 1973 в испытательном полёте на Су-24 (штурман – М.С.Юров).
Вспоминает заслуженный лётчик-испытатель СССР, Герой Советского Союза В.Н.Кондауров:
«Успешно закончив государственные испытания Су-24, в ожидании новой машины он работал «на подхвате», выполняя специальные испытания разного рода на самолётах Су. «Хитрый Сталь» продолжал предусматривать самые, казалось, незначительные помехи и осложнения, могущие возникнуть в каждом конкретном полёте. Но свою Судьбу ему перехитрить не удалось…
В полёте на Су-17 остановился двигатель и лётчик, планируя на аэродром, выполнял один запуск за другим. Не знаю, как назвать полёт истребителя без двигателя, планированием или падением, но самолёт терял высоту со скоростью 30 м/с. Высота заканчивалась. Придётся покидать машину. Руки уже освободили органы управления, ладони легли на поручни кресла, и пальцы готовы нажать на рычаги катапультирования. И в этот момент Сталь замечает, что двигатель оживает, обороты увеличиваются и на высоте 100 м выходят на режим малого газа.
Через неделю — полёт на перехватчике Су-15ТМ. Первый пуск опытной ракеты для оценки безопасности схода и устойчивости полёта на траектории.
Вот она, висит на внутреннем пилоне у правого воздухозаборника. Из кабины хорошо видна её носовая часть, выглядывающая из-под крыла. Лётчик ещё раз убеждается в готовности всех цепей к пуску и нажимает на гашетку открытия огня. Собираясь проводить взглядом полёт ракеты, успел только почувствовать толчок от её схода, огонь и дым от порохового двигателя и тут же удар в носовой части. Самолёт швырнуло куда-то вбок. Почти инстинктивно лётчик убрал обороты двигателя и перевёл истребитель в набор высоты, чтобы побыстрее погасить скорость. Только после этого он увидел, вернее, не увидел носовой части, выполненной из радиопрозрачного металла. «Голая» антенна радара была смята и завалена набок. Обрывки порванных жгутов мотались и колотились о дюралевую обшивку. В конце концов, полёт закончился благополучно.
После окончания лётного дня и разбора этого случая с лётным составом я подошёл к Лаврентьеву и, озабоченно глядя ему в глаза, сказал:
— Сталь, по-моему, у тебя пошла чёрная полоса.
— Сынок, не бери в голову, это случайность.
— Мне кажется, самое время тебе сходить в отпуск. Сейчас такая рыбалка, душу отведёшь.
— Спасибо, но не могу. Ты же видишь — за начальника остался. Через три дня он взлетел на лёгком бомбардировщике Су-24. Предстоял самый рядовой и простой полёт: определить точностные характеристики прицела при бомбометании с высоты 200 м. Взлетел и не вернулся. При очередном заходе на цель самолёт неожиданно закрутило влево. Выполнив всего одну бочку со снижением, он столкнулся с землёй.
Комиссия по расследованию определила (что бывает довольно редко) объективную причину катастрофы. Какой-то рабочий серийного завода, выпускавшего двигатели, очень непосредственно воспринял очередной лозунг Генерального секретаря, который однажды еле выговорил: «Экономика должна быть экономной». Это всё равно, что и «собака должна лаять». Но, тем не менее, такая «умная» мысль поразила воображение многих партийных подхалимов. А «грамотный» рабочий предложил:
«Зачем каждую лопатку компрессора крепить отдельным замком? Давайте три лопатки на один замок». Ревностные исполнители нового лозунга тут же запустили в дело предложение «новатора». Всё остальное — дело техники. Обрыв, пожар и — нарушение управления. Для счастья не хватило одного — высоты.
В тот день, когда мы отдавали своему другу последние почести, он должен был находиться в Георгиевском зале Кремля и получать самую высшую для испытателя награду — почётное звание «Заслуженный лётчик-испытатель СССР»…»
Жил в городе Ахтубинск Астраханской области. Похоронен в городе Щёлково Московской области, на Гребенском кладбище.
Награждён орденами Красного Знамени (9.09.1974, посмертно), Красной Звезды (15.07. 1966), медалями.

Источники информации:

Помогали:

  • Д.В.Верещиков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *